Книга: С Чего Начать Церковную Жизнь

ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯЩЕННИК БОРИС  КРИГЕР 

 

С ЧЕГО

НАЧАТЬ

ЦЕРКОВНУЮ

ЖИЗНЬ?

 

 

 

Published in Canada by Altaspera Publishing & Literary Agency Inc.

 

«Кому Церковь не мать, тому и Бог не Отец»,  и «царство Божье не от мира сего…» Как просто звучат эти слова и обретают особый и естественный смысл именно в храме. Как мало надо нам детям Господним, только приблизиться к Нему, этому вечному животво-рящему источнику, вечной Любви, вечной Жизни. Мученически убиенный священник Даниил Сысоев писал: «  Если мы любим человека, то разве не стремимся чаще встречаться с ним?   Так и человек, любящий Бога, стремится к Нему на встречу.»

 

Fr. Boris Kriger
Orthodox Priest
Toll Free: 1 (888) 533-4323
Phone. 1 (705) 635-3857

Mob. 1 (705) 571-4325

Matushka Anna: Mob. 1 (289) 221-2296
Fax. 1 (705) 806-3970
1415 Limberlost Road,
Huntsville, Ontario P1H 2J6

СОДЕРЖАНИЕ

ЗАЧЕМ ЧЕЛОВЕК ПРИХОДИТ В ЦЕРКОВЬ?  3

С ЧЕГО ЛУЧШЕ ВСЕГО НАЧАТЬ ЦЕРКОВНУЮ ЖИЗНЬ?  9

ЧТО ЗНАЧИТ «СОБОРНАЯ И АПОСТОЛЬСКАЯ ЦЕРКОВЬ»?  19

СЛАБА В НАС ВЕРА! 24

ЦЕРКОВЬ И ДЕНЬГИ   29

НЕ СЛИШКОМ ЛИ МНОГО У СВЯЩЕННИКА ВЛАСТИ НАД ЛЮДЬМИ?  39

ЧТО ЗНАЧИТ ПОСТРАДАТЬ ЗА ХРИСТА И ПОЧЕМУ ЭТО ХОРОШО?  48

ВЫБОР СВЯЩЕННИЧЕСКОГО СЛУЖЕНИЯ  52

ПОЧЕМУ ФОРМУЛА «ЗУБ ЗА ЗУБ, ОКО ЗА ОКО» БОЛЬШЕ НЕ СЧИТАЕТСЯ ПРАВИЛОМ?  57

ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ ДАЮТ ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ СОВЕТЫ?  64

ЗАЧЕМ КРЕСТИТЬ МАЛЕНЬКИХ ДЕТЕЙ?  67

КАК ЧАСТО НАДО ИСПОВЕДОВАТЬСЯ?  71

КАК ИЗБЕГАТЬ ВПАДЕНИЯ ВО ГНЕВ?  83

МОЖНО ЛИ ВОЗРАЖАТЬ ПРАВОСЛАВНОМУ СВЯЩЕННИКУ?  86

КАК ПОМОЧЬ НАШИМ ДЕТЯМ?  89

МОЖНО ЛИ МОЛИТЬСЯ О СЧАСТЬЕ?  93

ПОЧЕМУ СВЯЩЕННИКИ НОСЯТ ЧЕРНЫЕ РЯСЫ?  96

КАК ПРИВЕСТИ К ВЕРЕ БЛИЗКОГО ЧЕЛОВЕКА?  98

КАК ПОНИМАТЬ СКОРБИ В НАШЕЙ МИРСКОЙ ЖИЗНИ?  101

ЧТО ТАКОЕ  «БОЖИЙ ГНЕВ»?  111

ОТНОШЕНИЕ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ   114

К ПСИХОЛОГИИ   114

КАК ВЕРУЮЩЕМУ ЧЕЛОВЕКУ СПРАВИТЬСЯ С СОМНЕНИЯМИ В ВЕРЕ?  116

КАК ПОНЯТЬ ВОЛЮ БОЖИЮ О СЕБЕ?  117

ЧТО ДЕЛАТЬ, КОГДА НА ДУШЕ НЕСПОКОЙНО?  120

ЧТО ЗНАЧИТ «БЛАЖЕННЫ НИЩИЕ ДУХОМ»  122

О РАДОСТИ   126

О ЖИЗНИ СВЯТОЙ   131

НЕ СТАВЬ СЕБЯ СУДЬЕЙ НАД ЭПОХАМИ И НАРОДАМИ   132

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ: С ЧЕГО НАЧАТЬ ЦЕРКОВНУЮ ЖИЗНЬ


Зачем человек приходит в церковь?

 

«Кому Церковь не мать, тому и Бог не Отец».      Кому-то слова святого Киприяна Карфагенского покажутся жестокими.  Вот что писал своему духов-ному чаду святитель Николай Сербский: «Ты хотел бы видеть Бога Отцом всех людей без исключения. Действительно, Господь – Творец всех людей. Действительно, Он хочет быть Отцом всех, но правда и то, что неверующие Его своим Отцом не считают… Из сказанного ясно, что поскольку сыновство приобретается в крещении, покаянии и во всем, что преподает и чему учит Церковь Божия, то «кому Церковь не мать, тому и Бог не Отец». Такому Бог – Создатель, Господин и Судия, а не Отец; он тем Отец, которые пожелают быть Его – в Господе нашем Иисусе Христе».

Церковь – это дом, в который стремится душа человека, тоскует по нему, прозябая в житейской суете во все дни жизни нашей. Лишь, наконец, добравшись до этого дома, душа чувствует облегчение. Вот то место, где мы ближе всего к Богу, Творцу к высшему смыслу своего существова-

ния… Сердце замирает в предвкушении встречи с вечностью, гармонией, истинным покоем, умиротворением.

Сквозь торжественные окна льется мягкий солнечный свет, горят восковые свечи, со строгих икон взирает на нас Господь, Пресвятая Богородица, апостолы, святые. Благоухает ладан. Церковное пение уносит душу вдаль, прочь от мирской юдоли. Звучат чтения Апостола, Евангелия… Мы словно погружаемся в блаженную отстраненность, лишенную мыслей и тревог. Херувимская песня призывает оставить всякое мирское попечение и обратить наши сердца ввысь.

Царство Божье не от мира сего… Как просто звучат эти слова и обретают особый и естественный смысл именно здесь в храме.

Как мало надо нам детям Господним, только приблизиться к Нему, этому вечному животво-рящему источнику, вечной Любви, вечной Жизни.

Мученически убиенный священник Даниил Сысоев писал: «По слову Господа, весь закон Божий сводится к двум заповедям: «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наиболь-шая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки» (Мф.

22:37-40). Но эти заповеди разве можно исполнить без посещения храма? Если мы любим человека, то разве не стремимся чаще встречаться с ним? Разве можно представить себе, чтобы влюбленные избегали встреч друг с другом? Да, можно пообщаться и по телефону, но куда лучше говорить лично. Так и человек, любящий Бога, стремится к Нему на встречу. Примером для нас да будет царь Давид. Он, будучи правителем народа, ведя бесчисленные войны с врагами, осуществляя правосудие, говорил так: «Как вожделенны жилища Твои, Господи сил! Истомилась душа моя, желая во дворы Господни; сердце мое и плоть моя восторгаются к Богу живому. … Ибо один день во дворах Твоих лучше тысячи. Желаю лучше быть у порога в доме Божием, нежели жить в шатрах нечестия» (Пс. 83:2-11).

Зачем конкретно христианин приходит на литургию? Он приходит исповедоваться и причаститься. Проповедь, священник — хороший, плохой… Самое главное, что есть в храме, — это таинства. Точно так же мы приходим в какое-то место, и нам не нравится секретарша, не нравится медсестра, но нам надо получить прививку, чтобы в поездке не заболеть какой-нибудь страшной тропической болезнью, мы все равно эту прививку делаем, потому что верим в то, что это целесообразно и что эта  вакцина подействует так, как она должна подействовать.

То же и с церковью. Мы приходим сюда получить то, что сохранено сквозь два тысячелетия, — это два чуда, совершающихся на каждой литургии. Перед литургией мы исповедуемся, и священник, произнеся разрешительную молитву, стирает наш грех,  и грех этот более не стоит между нами и Богом. Словно бы второе крещение совершается, очищение человека. И тот, кто наблюдает, иногда видит, что действительно чудным образом у человека меняется его понимание жизни.

И главное чудо — это причастие, когда Господь пребывает в причастнике и причастник пребывает в Господе. (Ин. 6:56).  Вот к этому человек должен стремиться, нравится ему церковь или не нравится. Если вера его сильна, если он православный христианин, то он, преодолев все препятствия, отбрехавшись от наглых бабулек, которые его обругали, приходит, чтобы получить эти два таинства, которые ему необходимы для жизни, как воздух.

Что же касается осуждения или оценки священника как хорошего проповедника или плохого. Я слышал, как проповедуют люди, находящиеся в расколе, то есть безблагодатные священники. И я не нашел в их проповеди никакого изъяна, то есть действительно слова сами по себе не несут то, что должно быть дано человеку. И искусный проповедник, к сожалению, — это далеко еще не спасение.

Священник не является самостоятельной фигурой, священник является проводником Духа Святого, который ему дал через рукоположение епископ, получивший, в свою очередь, от своего рукоположения, — и эту связь можно проследить до апостолов, до Самого Христа.

Так в сознании  Святого Иоанна Кронштадтского велико значение священства: «Священник велик во время совершения служб дневных и особенно при совершении Таинства, он облечен величайшим от Бога полномочием, (он) всесилен и может умолить Бога о своем мире», — пишет он, а в нижеследующем отрывке раскрывает более подробно, в чем заключается это «величайшее от Бога данное» священнику «полномочие»: «Сколь досточтим сан священства, сколько велика, спасительна и чудна благодать священства. Чрез священство Господь совершает в людях великие и спасительные дела; очищает и освящает людей, животных, все стихии, избавляет людей от злодейства бесов, возрождает, обновляет, укрепляет; претворяет хлеб и вино в Пречистое Тело и Кровь Самого Богочеловека, совершает брак и делает его честным и ложе нескверным, разрешает грехи, исцеляет болезни, обращает землю в небо, соединяет небо с землей, человека с Богом; делает один собор из ангелов и человеков… и чего лишаются те люди, у коих нет священства… Они лишаются спасения. Не напрасно Сам Совершитель нашего спасения Господь называется Перво-священником. Он Учредитель и Совершитель священства, сущего на земле, купно (совместно) с Освятителем и Совершителем Духом Святым».

Священник не может проповедовать то, что ему взбредет в голову. Почему он так уверен в том, о чем говорит? Допустим, как священник готовится обычно к проповеди? Вот я подумал о празднике Благовещения, и у меня возникли мысли о смирении Девы Марии, о том, как Она смиренно приняла это. Далее я прочитал проповеди великих наших проповедников: Антония Сурожского, Иоанна Златоуста и других — и был рад, что в принципе направление моих мыслей было правильно, но у Святых отцов они сформулированы более отточенно, более образно. Например то, что Захария был священником долгое время, а веры в нем было меньше, чем в Деве Марии, и другое.

Поэтому со священником, читающим проповедь  не о чем спорить, потому что священник, говорит как-бы от самого Христа, а Христос есть Истина. Тут о чем можно спорить? Священник читает проповедь верующим людям, для них это также истина. Его цель заключается, пожалуй, не в том, чтобы передать только Евангелие, Евангелие он передает тем, что читает вслух, а в том, как он может предложить людям применить это Евангелие в их практической жизни через какие-то свои  размышления, через свой какой-то пример.

Господь избрал способ воссоединения с человеком через вещество.  Этим веществом являются хлеб и вино, это тоже материальное. И если мы наивно веруем, что какая-то прививка нас от чего-то может спасти, то уж мы должны веровать Господу нашему Иисусу Христу, который Сам на последней Своей Тайной вечере дал заповедь совершать причащение вином и хлебом — кровью и плотью Господней.  Если мы верим в какую-то несчастную прививку, то в такую заповедь нашего Господа мы должны верить многократно, стократно, и по этой вере нам может преподаться Дух Святой, и для того чтобы совершать добрые дела, нам нужна эта помощь, иначе эти добрые дела могут оказаться во вред. Очень часто люди делают добрые дела, а они выходят боком, бывает такое. И мы говорим, что мы не спасаемся добрыми делами, как это ни удивительно. Однако блаженный Феодорит говорит: «Вера недостаточна для спасения, но необходимы и дела… Истинное основание добрых дел — это познание о Боге и вера в Него: ибо, что глаз в теле, то для души вера в Бога и познание о Нем. Но так же и вера нуждается в деятельной добродетели, как глаз в руках и других частях тела.» Мы спасаемся верой, мы спасаемся смирением. И вера без дел мертва есть (Иак. 2,17), но прежде всего должна быть вера.

  С чего лучше всего начать церковную жизнь?

 

Церковную жизнь необходимо начинать с исповеди, потому что пока человек не исповедует все свои грехи, пока не очистит свою душу, он не сможет искренне, глубоко и осмысленно принимать таинства церкви, участвовать в церковной жизни.

Однако многие пытаются всеми силами формально подойти к исповеди либо избежать ее вообще, посещают церковь хотя и каждое воскресенье, но не исповедуются, не причащаются и при этом считают, что  живут вполне полноценной церковной жизнью. Это совершенно неверно.

Задают и вопрос, что делать, если есть чувство, что остались неисповедованные грехи. Если мы не можем припомнить, то существует таинство соборования[1], которое обычно совершается для всех Великим постом, а для особо страждущих совершается индивидуально, если кто-то болеет. Такое таинство соборования может отчистить нашу душу от всех забытых и неисповедованных грехов. Но всегда необходимо видеть в церкви не внешнюю оболочку, не хоровое пение на клиросе, не служение в алтаре прислужников, не чтение в церкви, не помощь на свечном столике, нечто еще.

Церковь — это прежде всего место, в котором человек должен встречаться с Богом, и эта встреча с Богом невозможна без искреннего покаяния, без таинства исповеди и без причастия. Вот что человек должен искать. Более того, бывает, что кого-то приведут в церковь и говорят: иди исповедуйся, а человек сопротивляется, но в какой-то момент решается и  исповедуется.

После настоящей исповеди человек меняется совершенно, поэтому исповедь должна быть первым шагом на пути воцерковления.

Не менее важным шагом является молитва. Митрополит антоний Сурожский пишет: «Когда мы осознаем или верой в Его присутствие, или опытно, что Бог тут, мы можем начать говорить те или другие молитвы. И молитвы, мне кажется, надо выбирать. В вечерних, утренних молитвах, в акафистах, в чинопоследованиях есть молитвы, которые ударяют нас в сердце, которые нас трогают, которые нас умиляют, которые уже стали частично нашим опытом, не обязательно молитвенным, а житейским. И надо с этих молитв начинать, чтобы эти молитвы растопили наше сердце, просветили наш ум, дали крепость нашей воле, нашей устремленности к Богу. Иногда это даже не обязательно молитвы, которые положено читать в тот или другой момент, а молитвы, которые сейчас говорят мне что-то очень важное.»

Я раньше обращался к Богу очень мало и очень редко и имел такое чувство: «что я буду Ему мешать своими молитвами?» у Него свои дела. Но Богу мы не мешаем, и здесь очень важно понять, что человек должен быть целостным, и если он уже следует за Господом, то он должен следовать за Ним во всем и до конца, потому что то, что мы наблюдаем среди разных людей, с которыми мы встречаемся, они все состоят из противоречий. И эти противоречия совершенно не мешают им существовать. Они то верят в Бога, то не верят в Бога, они то хотят чего-то, то не хотят чего-то. В течение одного разговора они могут поменять позицию три, четыре, пять раз, и это им совершенно не мешает. Более того, они видят, что они такие, и считают от этого себя чрезвычайно оригинальными.

С такими людьми очень трудно разговаривать, потому что, по сути дела, мы вспоминаем слова Достоевского (я перефразирую, может быть, далеко от текста), что я долго себя искал, но в себе не нашел себя. Вот и получается, что в себе у таких людей ничего и нет, кроме мишуры. Однако они с этой мишурой продолжают сосуществовать.

Поэтому, обращаясь к Богу только по особым случаям, мы оставляем свою жизнь не наполненной ничем. Если сейчас лишить нас наших обычных занятий, окажется, что и делать-то нам нечего. У прихожанки, которая вела довольно бессмысленную со всяких точек зрения жизнь, я спросил: как вы запоминаете все даты, все цены, все цвета ваших одежд, как вы все это можете помнить? И тут она сказала глубокую философскую мысль: ведь это моя жизнь. И никакой другой жизни у нее нет.

Господь дал нам свободу воли, чем наполнить нашу жизнь. Мы можем ее наполнить нестерпимым великолепным светом, который Господь Бог представил на горе преображения своим ученикам, светом, о котором Господь Бог говорил нам: вы свет миру, вы соль земли… Или мы можем наполнить нашу жизнь цветом одежды, ценниками и прочими вещами.

Другая притча о Марфе и Марии. Когда Господь пришел в дом, и там были сестры Мария и Марфа, Мария села слушать Его, а Марфа стала собирать ужин. Более того, она выскочила и сказала: Господи, или дела тебе нет, что сестра моя мне не помогает? И Господь ей сказал: Марфа, Марфа, заботишься ты о многом, а пропускаешь главное.

Когда я беседовал с нашим митрополитом Иосифом, он отметил, что не надо слишком увлекаться и позицией Марии, что тоже кому-то готовить надо. Но во всяком случае эта притча как раз о том, что главное в жизни — это свет, который дает нам Господь, свет, который находится в нас и которым мы должны быть, а все остальное приложится вам. Он говорит это и повторяет. И две тысячи лет многие люди, следуя этой евангельской мудрости, испытывают это на своем опыте, а тот, кто не испытывает, даже не дает шанса самому себе это на себе испытать.

Кроми молитв, обязательно следует принятся за добрые дела, ибо в Послании апостола Иакова (гл. 2, ст. 26), сказано: «Ибо, как тело без духа мертво, так и вера без дел мертва».   Помогайте ближнему, любите ближнего. Заботьтесь о нем. Подавайте милостыню. «Давай как надобно и, во-первых, давай с приветливым взором от доброго сердца, а не с сожалением и как бы поневоле: не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог (2 Кор. 9, 7). Стоит ли награды тот, кто дарит и бранит, подает милостыню и стыдит?! Если бы ты знал, кто на самом деле просит у тебя куска на пропитание, ничтожной помощи! Если бы ты знал, Кто говорит тебе: дай Мне пить (Ин. 4, 10). Ведь это Сам Бог в образе нищего человека! Так говорит о сем святой Златоуст: «О, как высоко достоинство нищеты! Под покровом нищеты скрывается Сам Бог: нищий простирает руку, а приемлет Бог. Кто подает милостыню убогому, тот одолжает Самого Бога: Благотворящий бедному дает взаймы Господу (Притч. 19, 17). Итак, подумай, с какой радостью надо подавать милостыню! Подавай щедрой рукой, ибо как сеятель не по одному зернышку бросает семена, а целой горстью, так и в деле милостыни следуй слову царя Давида: расточил, роздал нищим, посему правда его пребывает вовеки (Пс. 111, 9). Как посеешь, так и пожнешь: посеешь щедро, много и пожнешь; посеешь скупо, мало и соберешь. Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет (2 Кор. 9, 6). Как подавать милостыню, учит Сам Христос: У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая (Мф. 6, 3). Это значит: пусть твоя милостыня будет тайной, так, чтобы не только люди не знали о ней, но чтобы и сам ты не считал своего добра; когда подает одна рука, другой о том знать не надо: пусть они обе подают — щедро и обильно.» [2]

За что любить незнакомого человека? Вопрос имеет очень простой ответ. Пока человек гордый, пока он думает о себе, пока он считает, что он центр земли, центр Вселенной, все начинается и заканчивается на нем, он вообще никого не может любить, в том числе самых ближних.

Любовь не может быть за что-то, это не любовь. Любовь не может быть почему-то. Истинная любовь безусловна. Любовь за что-то — это может быть благодарность, это может быть плата, но только не любовь.

Любовь в понимании Евангелия — это искренний, глубокий интерес к другому человеку и готовность пожертвовать для него. Чем больше мы любим, тем большим мы готовы для него пожертвовать. Именно такой любовью любит нас Господь, Он заинтересован в каждом из нас, каждого маленького человечка Он знает, любит, следит за его жизнью, заботится, чтобы жизнь в нем теплилась, чтобы он мог прийти к Господу, а также пожертвовал ради этого каждого маленького человека всем: дал себя распять за грехи мира.

Ближний – это всякий человек, которого Господь приводит к тебе на товем пути. Поэтому ответить на вопрос, как любить ближнего, не ответив вообще, что есть гордыня и как человек должен существовать, мы не можем. Человек гордый, который считает, что ему кто-то чем-то обязан, который умеет только торговать, а не любить (по сути дела, любовь за что-то есть торг: ты мне это, я тебе то), этот человек противен Богу.

Сказано в Писании: гордым Бог противится, смиренным дает благодать. (Иак. 4, 6).  Значит, если человек хочет бороться с Богом, хочет бороться с Евангелием, у него есть союзник — дьявол. Если человек хочет быть с дьяволом, он может продолжать любить только тех, кто любит его, называть торг любовью и пребывать с сатаной. Но, в конце-концов, он понимает, что путь его с сатаной не очень хороший, потому что сатана никогда никого не благодарит и никого не любит, у него торг простой: он отберет и деньги, и товар, и жизнь. Дьявол — профессиональный обманщик от начала мира. Когда человек поймет, что с таким существом ему не нужно быть заодно, тогда он подумает, что, может быть, лучше ему обратиться к Господу, а обратившись к Господу, он поймет, что ему необходимо любить каждого, кого Господь к нему направляет. К нам Господь не направляет тех, кого мы не можем потерпеть, потому что Господь не дает нам испытаний, которых бы мы не могли бы перенести. Если к нам кого-то послали, мы должны его любить и терпеть.

Безусловно, нужно научиться разделять человека и его поступки. Можно не любить поступки человека, но нельзя не любить человека, поэтому в принципе нельзя обижаться на человека. Можно не любить его поступки, осуждать, даже обличать его поступки и говорить ему: ты совершил плохое. Но мы не должны говорить ему: ты плохой человек.

Бог не дает нам право на нелюбовь, на ненависть.

Отчего человек совершает дурные поступки? Очень часто он просто поддается влиянию темных воздействий, бесов. Насколько он поддается им, настолько он совершает эти поступки. Бесы не имеют полной власти над человеком, если это не бесноватые люди, что не очень часто. Чаще всего они могут только внушать различные мысли. Если мы сейчас начнем действовать в соответствии с их внушениями, один даст другому пощечину, третий разденется догола, начнет прыгать посреди церкви, четвертый выпрыгнет в окно, пятый будет биться головой о стену… Получится совершенный сумасшедший дом с беснующимися людьми.

Мы сдерживаем себя, потому что у нас есть свободная воля, мы крещенные люди, мы защищены от дьявола и от его полной власти, поэтому мы более или менее находимся в мире. Некоторые люди оказываются под большим влиянием дьявола, и они словно бы специально провоцируют нас, чтобы и нас искусить на грех, и тогда дьявол будет иметь власть и над нами. И чем больше мы совершим этого греха, тем большую власть будет иметь дьявол.

Поэтому Господь нас и учит, что нет никакого ограничения, сколько мы должны прощать. Мы должны прощать до бесконечности, потому что не забывайте, что когда есть два человека, не надо забывать, что между ними есть еще и Бог. Который за всем следит и не попустит нам, чтобы мы встретились с человеком, которого мы не можем перенести.

Помня об этом, мы должны прощать столько раз, сколько против нас совершается дурное. Более того, искать в каждом действии и свою вину. Лучше случайно обвинить себя даже там, где мы не совсем виноваты, чем обвинить кого-то, даже действительно виноватого. Поэтому когда бывает, что меня пригласят куда-то, и перепутают дату и ждут меня в среду, хотя назначено на четверг, я понимаю, насколько человек был расстроен в эту среду, когда я, естественно, не мог прийти, потому что я был приглашен на четверг, я извиняюсь, потому что мне действительно жалко человека, который так пострадал, накрыл стол, а я не пришел. Хотя, конечно, фактически вины моей в этом нет.

Таким образом относясь к другим людям, мы не будем грешить, не будем согрешать, мы не будем судить, и дьявол не будет иметь над нами власти. Все меньше и меньше дурных помыслов он сможет нам внушать, все меньше и меньше он будет внушать дурных помыслов другим, потому что у дьявола нет цели, чтобы все люди обращались к Христу, но, наблюдая ваше смирение, люди будут видеть истинную проповедь вашим примером, вашими делами, вашей любовью и будут только более и более обращаться.

Избежать искушений можно, только не поддава-ясь им. Чем меньше мы поддаемся искушениям, тем меньше интереса у бесов вас искушать. Они ищут другие пути, но уже на таких простых вещах, как обида, они постараются вас не подловить. Возможно, они вызовут другого беса, который специализируется по прелести духовной, вам начнут внушать, что вы святые, и вы загордитесь. Или придумает еще какое-либо испытание.

Но чтобы избавиться от этого испытания, то есть от желания осуждать других за предательство, обиду, — нужно смиренно и спокойно понять, что все агрессивные действия против вас совершаются по наущению дьявола и попускаются Господом для тренировки и укрепления вашей души.

Таковы первые шаги к Богу: смирение, покаяние, молитва и добрые дела.


Что значит «соборная и апостольская церковь»?

 

Соборная и апостольская церковь — эти слова встречаются нам   на каждой службе, где мы читаем Символ веры, каждый раз, когда мы читаем утренние молитвы, произносим Символ веры; это основа нашей веры, то, что Господь Иисус Христос, основав свою Церковь, создал Церковь единую и одну, которая является соборной.

Соборная — это значит, что никто в этой церкви не является владыкой, кроме Самого Господа Иисуса Христа. Всякое решение апостолы принимали соборно, то есть собравшись вместе, и сейчас всякие решения в Православной церкви принимаются соборами, когда собираются все епископы областей, относящихся к той или иной поместной церкви, и принимают решения совместно.

Именно несоборность ведет Церковь к расколу,   а поскольку, по словам псалмопевца Давида, «всяк человек ложь», то человек, который считает себя облеченным властью властвовать над другими церквами, безусловно, подвергается большим искушениям, а это приводит к тому, что Дух Святой не способствует такому человеку.

В этом наша боль по поводу Римско-католической церкви, которая наделила папу римского, по сути дела патриарха Римской церкви, одного из патриархов разных поместных церквей, вселенской властью, вселенской силой, непогреши-мостью и другими качествами, которые противо-речат смыслу слова «соборный».

Апостольская — это значит, что Церковь существует учением апостолов и рукоположением, то есть восприятием Духа Святого через таинство священства, не прерываясь, от самих апостолов. Господь Иисус Христос послал им Духа Святого, Утешителя, Духа Истины,  Он им преподал Духа Святого, исходящего от Отца в день Пятидесятницы, и  этот Дух Святой передается с таинством рукоположения, с таинством священства.

И только апостольская церковь несет в себе полноту благодати, поэтому слова «соборная, апостольская, вселенская». Нередко мы говорим «кафолическая», что означает вселенская, и многие путают со словом «католическая», потому что они узурпировали это название, хотя таковой не являются, потому что не может быть католической, то есть вселенской, церковь, которая представляет лишь одну, по сути дела, патриархию, в то время как все восточные патриархии не являются членами этой вселенской церкви.

Вот значение этих слов, основополагающих для нашей веры. Если мы не будем понимать их, если в каждой церкви, к которой мы обращаемся, мы не будем убеждаться, что она соборная и апостольская, то мы легко собьемся с пути, легко станем жертвой раскольников и можем и душу погубить, и Царство Небесное потерять, и потеряться на нашем духовном пути.

По церковным канонам каждый приход и его настоятель должны подчиняться архиерею, а он высшей церковной власти, а она должна быть каноничной, то есть иметь апостольскую преемственность от Самого Иисуса Христа.

На Западе принято говорить о «церковных юрисдикциях». Дело в том, что кроме Русской существуют и другие Православные Церкви. Чаще всего встречаются приходы Русской, Греческой, Антиохийской (Сирийской) и Сербской Православных Церквей и Православной Церкви в Америке (ПЦА) (бывшая американская часть русской православной церкви). Последнее время появляется все больше и больше церквей из  перешедших в православие англикан и протестан-тов.

Долг каждого православного христианина убедиться в каноничности церковного прихода, который он собирается даже однократно посетить. Участие в молитве, а тем более прием таинств в неканонических церквах является тяжелым грехом, который по канонам может привести к отлучению от церкви.

Не трудно в настоящее время проверить в Интернете к какой епархии принадлежит тот, или иной приход, и убедиться, что эта церковь находится в каноническом общении с другими православными церквами.

Список канонических православных церквей приводится в конце этой книги.

Вопрос календаря не должен являться причиной раздора. Тот, кто понимает православие достаточно глубоко и знаком с церковной жизнью, понимает, что это лишь провокация.

Нормальная Церковь, а нормальная Церковь обычно присутствует в монастырях, молится не только каждый день, но и целый день. В ней святые поминаются многократно, апостолы практически все время, Пресвятая Богородица многократно за каждую службу, и Господь наш Иисус Христос, Святая Троица.

То есть в принципе «неподвижные» праздники, когда они на одном календаре случаются в одни дни, а в другом календаре в другие дни, не влияют на суть Церкви, совершающей литургию не только каждый день, кроме дней, установленных Типиконом, когда литургию не совершают или совершают литургию преждеосвященных даров, но и по два раза в день. Одному священнику нельзя служить две литургии, на одном престоле нельзя служить две литургии. Но в монастырях есть несколько священников и несколько престолов, у них есть ранняя литургия и поздняя литургия, она совершается каждый день, и принципиальной разницы литургии не имеют.

Разница в основном есть в Минеях, которые поются на вечерних службах и на утренних; разница есть в канонах, где упоминаются различные святые. В литургии разница будет лишь в тропарях, которые поются, посвященные тем или иным святым.

То есть суть богослужения не зависит от календаря, и многие люди, достаточно далекие от Церкви, этого не понимают. Они не понимают, что календарь не является принципиальным фактором богослужения, молитвенности и прочего.

Те же, кто понимает, а чаще всего это патриархи, епископы, они понимают, поэтому во многих церквах, например в американской церкви …, приняты оба календаря. Приходы, которые привыкли, и им удобнее применять новый календарь, применяют новый, чаще всего это англоязычные церкви, а церкви, которые привыкли к старому календарю, применяют старый.

Тот же самый подход и в болгарской церкви. Митрополит Иосиф дает благословение приходу, который привык к старому календарю, пользовать старым календарем. Приходы англоязычные пользуются новыми, причем митрополит Иосиф уважает это правило, и когда посещает с архиерейским визитом или служит архиерейскую литургию, то он служит по тому календарю вечерню и утреню, который принят в этом приходе.

Еще раз повторю: принципиальной разницы, а уж тем паче причины для раскола в Церкви календарь не может быть.

Недавно мы издали книгу по вопросам календаря. Ее написал человек, который занимался этим вопросом более двадцати лет, он переписывался с еще тогда живым Мейердорфом, который после Шмемана был ректором Свято-Владимирской семинарии, и у него есть оригиналы писем от него, которые мы тоже опубликовали.

Все исследования по вопросу календаря сводятся именно к ответу, что вопрос календаря не является каноническим, он не является яблоком раздора между церквами, поэтому всякий, кто пытается проповедовать в Торонто, говоря, что они болгарская Церковь и поэтому что-то в них не так, в общем действуют против православия. Это очень серьезное нарушение.

Слаба в нас вера!

 

Слаба в нас вера. На словах готовы мы хоть сейчас на крест, а вот на деле  — моя хата с краю да своя рубаха ближе к телу. Конечно, можно найти себе множество оправданий. Не так воспитаны. Припомнить годы воинствующего атеизма. Влияние современного потребительского общества. Посетовать на тяжелые времена, финансовые невзгоды. Словно бы все это попускается не Господом, а создается каким-то самостоятельным образом, без Его мудрого участия, а Господь тут ни при чем… Наши внутренние противоречия, приводящие  к отделению жизни от веры, превращают веру из источника жизни в бессмысленный ритуал. Но отсидеться в сторонке невозможно, невозможно верить без задействования ума и сердца.

Молодец, что вычитываешь утреннее и вечернее правило (если, конечно, вычитываешь). А ты вот хоть раз постой  в вечерний час перед иконами. Просто, не красуясь, не напоказ, а по совести, когда только ты — и Бог. Покайся сердечно в маловерии и неспособности жить по-евангельски. Попроси сил, попроси Духа Святого в помощь! Оставь свои оправдания! Не оправданий ждет от нас Господь, а веры. Недаром Иоанн Златоуст в «Беседах на послание к Римлянам» писал: «Всякий, кто уверовал, тот вместе с тем и оправдался».

Что значит «вера»? А то она значит, что всего себя следует посвятить служению евангельской Истины и поступать во всяких житейских положениях не как велят нам брюхо и кошелек, а как призывает поступать Евангелие. Куда уж тут до личных подвигов, поста и сугубой молитвы, милости к ближним, неосуждения… Даже когда дело доходит до таких простых вещей, как поддержание Православной Церкви  — источника преподаваемых нам Таинств, не может наша община собрать деньги на новый храм, обеспечить достойное существование священника, создать и поддержать православную школу, обеспечить издание православных газет и журналов, поддержать православное телевидение.

Община живет разрозненной жизнью. Старые приходы подчас уподобляются мелким царствам, вокруг которых кучкуются полуслепые — в духовном смысле — прихожане, и когда одна из церквей уходит в раскол, они следуют за своим пастырем, даже на мгновение не задумавшись,  куда ведет этот пагубный путь.

Совершенно отсутствует деятельная инициатива. Дальше разговоров и вздохов дело не движется. И это происходит на фоне того, что еретические сектантские церкви растут, как грибы, поражая размахом строительного усердия.

Но еще хуже, если эта добрая инициатива появляется! Тут же заклеймят, затопчут, найдут какой-нибудь несуществующий корыстный умысел и убьют! Убьют новую идею, задушат новый, едва появившийся приход, забыв, что Бог есть, и искушения нам даются не для того чтобы мы радостно им поддавались, а для того чтобы, наоборот, старались устоять, вели себя по-евангельски, а не как фарисеи.

Опомнитесь, братья и сестры! Почему в вопросах житейских вы числите себя людьми разумными, однако как только доходит до того, чтобы поддержать церковь, новый приход, нищего батюшку  — все ложится на плечи единиц, причем не тех, у кого есть деньги, а тех, кто не может иначе, не может дать погибнуть церкви.

Ваше: «Бог подаст!» — не более чем фарисейство.  Конечно, Господь управит. В этом нет никакого сомнения. Но души наши не спасутся, наблюдая, как задыхаются в нищете благие начинания. Православие  — это не посиделки после благозвучного пения в храме. Православие  — это вера жизни, движущая сила Вселенной. Не отсидитесь вы по церковным трапезным, не откупитесь парой свечек. Господь сказал: «Всякий, кто слушает слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безрассудному, который построил дом свой на песке; и пошел дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».

Можно заткнуть уши, можно не распространять эту газету в церквах, можно постараться забыть о том, что с совестью не все благополучно. И это бы прекрасно действовало, вот только одна проблемка  — Бог все видит и знает и безусловно присутствует с нами. Он глаголет для имеющих уши, дабы услышали. А не имеющие или делающие вид, что орган слуха у них заменен на брюхо,  — не отсидятся в сторонке.

Готовность все раздать и следовать за Ним, а не спесивых подачек ждет от нас Господь. Евангелие  — это книга, отворяющая окно в небо. Невозможно отсидеться, нельзя кривить совестью, когда дело доходит до веры. А оправданий можно найти море. Тот батюшка недостоин. Этот  — неумен. Этому и вообще жертвовать нельзя  — все на себя потратит. Церковь  — не бизнес, и приходы  — это не франшизы. Не наше с вами дело судить да рядить. Видишь, церковь нуждается  — дай не задумываясь и не ища уютных оправданий: у этих новый календарь, у тех старый. Эти поминают Московского Патриарха, те Софийского, а эти Митрополита американского. И те, и другие, и третьи  — канонические православные церкви. Умей отличить каноническую церковь  — тело Христово, от еретиков и отступников. И поддержи живое начинание. Это касается не кого-то где-то в неизвестной дали, а тебя — здесь и сейчас. И довольно оправдываться собственной слепотой да неученостью.

А для того, чтобы не быть слепыми, нужно учиться. Слава Богу, теперь даже и усилий никаких не надобно. В Интернете на сайтах http://www.pravoslavie.ru , http://www.pravmir.ru , http://www.azbyka.ru есть все, что необходимо, чтобы твердо усвоить основы православной веры, разобраться в том, что является православием, а что, наоборот, искажает и отравляет этот единственный живительный источник Истины Христовой.

Православная церковь  — это не социальное явление вроде общества скучающих пенсионеров. Всё гораздо серьезнее. И те, кто пытается относиться к Церкви как к клубу по интересам, неизбежно устыдятся. И те, кто полагает, что можно вспомнить о храме пару раз в год  — на Рождество и Пасху  — тоже не напьются от живоначального Источника.

Но хуже всех те жертвовдатели, которые считают, что подав на церковь, они словно бы становятся ее совладельцами. Являются после целования креста, а чаще и вовсе не приходят на службы, покровительственно похлопывают батюшку по плечу и ведут себя так, словно им сам черт не брат. Вот именно черт им и брат… Лучше бы такие жертвователи и близко к церкви не подходили. Если нет страха Божьего  — лучше не входи в храм. Ничего кроме гордыни ты с собой не принесешь. Ничего, кроме пустоты, богооставленности и тьмы из Храма не вынесешь. А если свет, который в тебе – тьма, то какова же тьма?

Братья и сестры! Побойтесь Бога! Неужели мы и правда думаем отсидеться в стороне? Как можно разграничивать дела Божьи и мирские. Вот сейчас я слушаю проповедь со смиренным выражением лица, а через минуту я бранюсь с ближним, завидую, сплетничаю, жмусь и стараюсь сэкономить копейку, сравниваю, где свечки подешевле.

Господь все видит. Даже, когда мы одни в темноте  — мы никогда не остаемся по-настоящему в одиночестве. Путь покаяния и искренной веры  — единственное средство ко спасению и в жизни этой, и в жизни будущего века.

Церковь и деньги

 

По большей части образ богатого батюшки на автомобиле, с дорогими часами и прочее,  специально пропагандируется для подрыва авторитета Церкви с самых разных сторон, и нет ничего глупее, чем, как попугай, повторять за другими одни и те же вещи.

А истинный христианин, когда он видит сусальное золото на куполах храма, когда он видит богатое убранство икон, сердце должно его радоваться. Когда, наконец,  он видит священника не бедствующим, не находящимся в удручающем положении, как многие из наших священников, сердце его должно наполняться радостью, а не завистью, не ненавистью, не осуждением.

«Если бы мы судили сами себя, то не были бы судимы, — пишет Апостол Павел (1 Кор. 11:31)». Святитель Димитрий Ростовский говорит:«Человек, осуждающий других, походит на зеркало, которое в себе всех отображает, а себя не видит.»

Но чаще всего осуждение приходит не от людей, находящихся в храме, а от людей, ищущих оправдания, почему они не в церкви, почему они не верят в Бога, почему они не хотят прийти и принять то, что наша Православная апостольская соборная церковь сохранила в течение двух тысячелетий: таинства Церкви и все остальное. Такие люди найдут тысячу различных причин, чтобы не ходить в храм.

Одна из причин — это обвинения священников в сребролюбии,  хотя те, кто обвиняет, обычно  сами люди далеко не бедные, не нищенствующие. Но ведь известно, что какой мерой они мерят, такой и им отмерено будет (Мф.7:2). А они мерят особой мерой, считая духовенство наиболее уязвимой и удобной мишенью   и не видят тех искушений и той тяжести, которую обычно несет православный священник в своем служении.

Те, кто близок к Церкви, знают, что священство связано с великими скорбями. Внешние проявления не всегда ясны, но практически каждому священнику приходится сталкиваться с очень сложными вещами, встречаться с тяжелейшими скорбями, и человек в храме нуждается в поддержке, а не в огульном обвинении, презрении, ненависти. Святой Григорий Богослов пишет: «Когда даст Бог, ничего не сделает зависть, а когда не даст, не поможет никакой труд».

Люди говорят: «Каков поп, таков и приход». Но, с другой стороны, каков приход, таков и поп. Молодой священник, пытаясь искренне, чисто и честно служить Богу, зачастую сталкивается с тем, что не может содержать семью никаким образом, потому что прихожане вспоминают о нем только три-четыре раза в год, потому что по-братски понести расходы прихода со всей братией невозможно, потому что когда свечи выставляются бесплатно и говорится «Положите, сколько можете», — собирается только одна треть, одна пятая от их стоимости. Это не оттого, что эти батюшки такие, знаете ли, злобные, желающие наживы, но из опыта известно, что почему-то люди стараются избегать жертвовать церкви достаточно для того, чтобы она вообще могла существовать.

Поэтому получается, что каковы люди, таковыми становятся в конечном итоге их священники.

Деньги от дьявола, конечно. Я думаю, что в Царстве небесном денег нет.   Деньги — это квинтэссенция того, что выражает нашу привязанность к земному, плотскому, является эквивалентом любой страсти, поэтому неслучайно деньги в Евангелии присутствуют в очень многих притчах, и очень часто упоминаются разные денежные величины.

Христос многое пытается объяснить через деньги. Иоанн Златоуст в своем огласительном слове  на Пасху   вспоминает Христову притчу о работниках, которые приходили в разные часы. Конечно, там речь идет не о динариях, а о благодати Божией, но Он пытается людям все объяснять через деньги. Очень многие притчи связаны с деньгами: притча о талантах, опять же талант — это большая мера веса серебра, которая воспринималась людьми тоже как что-то очень знакомое, очень понятное.

В принципе получается, что не надо путать соблазн, который уводит человека от Церкви, и конкретно существующую проблему. Истерия вокруг Православной церкви, против священников, против патриархов, против всего, что только может быть, — эта истерия не нова, она началась еще со времен пришествия Иисуса Христа и, как нам напомнил Иисус Христос, до него тоже были пророки, и их тоже побивали, уничтожали.

Получается, что надо четко различать, когда речь идет именно о таком искушении, именно о таких нападках. Они не обязательно связаны с деньгами, они могут быть связаны с моралью, с развратом, с чем угодно. Совершенно ясно, что в мире идет война против Христа, против христианства. Идет активнейшая борьба, и средством этой борьбы являются наветы, и наветы будут всегда. Человека церковоного обвинят в том,  в чем его наиболее удобно обвинить: в мошенничестве, в нечистоплотности; католических священников любят обвинять в растлении молодежи. Кого в чем удобно обвинить, в том и обвиняют.

Мы очень любим воспринимать вещи, которые говорят нам по телевидению и которые мы читаем в Интернете, как некие объективные факты. Если же мы посмотрим действительную статистику, большинство священников находятся буквально в нищенском положении.

В поисках ответа на любой вопрос мы всегда должны обратиться к Евангелию и посмотреть, что Господь говорит по этому поводу.

Иисус Христос говорит своим ученикам-апостолам: «идите […]  больных исцеляйте, прокаженных очищайте, мертвых воскрешайте, бесов изгоняйте; даром получили, даром давайте. Не берите с собою ни золота, ни серебра, ни меди в поясы свои, ни сумы на дорогу, ни двух одежд, ни обуви, ни посоха, ибо трудящийся достоин пропитания. В какой бы город или селение ни вошли вы, наведывайтесь, кто в нем достоин, и там оставайтесь, пока не выйдете; а входя в дом, приветствуйте его, говоря: мир дому сему; и если дом будет достоин, то мир ваш придет на него; если же не будет достоин, то мир ваш к вам возвратится. А если кто не примет вас и не послушает слов ваших, то, выходя из дома или из города того, отрясите прах от ног ваших; истинно говорю вам: отраднее будет земле Содомской и Гоморрской в день суда, нежели городу тому.  (Мф.10:9–15)

То есть  Христос не говорит, что государство  должно поддерживать Церковь. “Ты заботься о Божьем и Бог позаботится о твоем” (Св. Иоанн Златоуст) Конечно же, верующие как братская община должны поддерживать своих проповедников. Но во всем этом участвует, как мы помним и постоянно должны помнить, еще и Бог. Вообще во всем, что происходит, во всем, что мы хотим рассмотреть, никогда нельзя забывать, что существует Бог.

Бог воспитывает нас, дабы мы приблизились к образу Божьему и Его подобию. Воспитывает Он, попуская различные искушения, ниспосылая нам некоторые скорби, в том числе и  испытания  финансового характера. Точно так же, как без  определенного воздействия ничего не может развиться, так же и наши души не могут развиться, не входя в соприкосновение друг с другом, не умея переживать   конфликты,   разногласия. Поэтому во всех наших поступках должен присутствовать Господь, и главная цель молитвы, главная цель христианской жизни — это жить перед очами Господа, «под Богом ходить».

Это значит все время чувствовать Его присутствие, присутствие высшей, всемогущей силы, которая есть Любовь, которая желает нашего стремления к Нему, желает нам помочь. “Если будем всегда созерцать Бога умом, если будем постоянно помнить о Нем, то для нас все окажется легким, все сносным, все мы будем переносить удобно и станем выше всего” (Св. Иоанн Златоуст).

Однако в Его присутствии мы не можем и не должны совершать беззаконие, мы не можем предаваться жадности, маловерию, отрицанию Его существования и присутствия.   Плохие поступки, если они совершаются, совершаются именно тогда, когда человек забывает о Боге. Человек перед очами Божьими не украдет, не ударит, не убьет, не возненавидит. “Все свои дела одушевляй памятованием о Боге, потому, что без Бога не можешь сделать ничего кроме греха” (Филарет, Митрополит Московский).

В этом цель молитвы, в этом цель святой жизни, в этом цель христианской жизни. И когда мы будем помнить, что постоянно должны жить перед очами Господа — и прихожане, и духовенство, — то прихожане будут стараться дать как можно больше для того, чтобы поддержать и церковь, и священника, а священник постарается употребить эти средства как можно лучше: не себе во благо, а во благо тем прихожанам, которые нищенствуют, нуждаются, таким образом став распорядителем того, что дается, дабы помочь другим.

Когда наша совесть открыта перед Господом, священник, духовенство именно так будут поступать, и нет иного пути, вы не можете поставить народные комитеты контроля, налоговую инспекцию, разослать циркуляр по благочиниям. Нет, решение вопроса не в том, чтобы обязать всех платить налог и содержать на этот налог священников, решение вопроса — в духовном совершенствовании как прихожан, так и духовенства. Когда оно имеет место, вопросы денежные употребляются на пользу нашей душе. Кем-то положенная сотня будет отдана неизвестно кому, но нуждающемуся, так что и тот, кто дал, не покажет себя, и тот, кому дали, получит, не зная откуда.Так поступать научил нас Господь .

Но как же тогда средства массовой информации узнают, что этот  самый батюшка кому-то подложил эту сотню? Он же об этом не будет кричать. И тот, кто получил, может не знать, что получил именно от него.

Что происходит? Эти люди пытаются судить священников и Церковь судом человеческим, отрицая главную истину, которую нам дал Христос в нашем поведении по отношению к нашим собратьям: не суди, и не судим будешь; какой мерой отмеряешь, такой и тебе отмерено будет. Но они судят и будут судимы.

Почему некоторые успешные священники имеют видимое благополучие: надежный автомобиль и так далее? Каков приход, таков и священник. Тот, кто ему жертвует, возможно, жертвуют автомобиль, и  священник считает, что не следует его обижать, отказываться от этого и продать и раздать бедным, потому что это будет вредно для церкви, потому что  даритель может от него отвернуться и так далее.

Я не знаю, какие именно могут быть соображения, но чаще всего подобные случаи пожертвований выхватываются, высвечиваются и осуждаются очень интенсивно для того, чтобы нанести как можно больший урон самой Церкви и всем тем, кто мог так или иначе к ней прийти. А  средство против этого — только в духовном совершенствовании как прихожан, так и духовенства, потому что если мы будем чувствовать присутствие Божье, если мы будем следовать заповедям Божьим, то все, что является для нас искушением и погибелью, станет для нас спасением. Данные нам деньги смогут обратиться в нечто, что может пойти на спасение нашей души.

Поэтому я не считаю, что здесь действительно существует какая-то отдельная проблема. Мир борется с Богом, мир борется с Христом. Христос сразу сказал, что эта борьба будет, что как ненавидели Его, так будут ненавидеть и христиан. (Ин. 17:18-20) Где-то эта борьба выливается в открытое убийство, издевательство, похищение священников, где-то это скрытая ненависть, а где-то это запрет изображения креста в бывших христианских странах и так далее.

Эта борьба идет всюду и повсеместно; убийства священников очень быстро забываются. Однако ничего нового в этой борьбе нет, она предсказана Господом, и она будет продолжаться. Человеку,  искренне стремящемуся к Господу и оболганному, и осуждаемому всеми, очень трудно сохранять веру и понимать, что эта скорбь посылается для его исцеления от страстей и гордыни, от   самовозношения.

Давайте представим себе Серафима Саровского. Серафим Саровский был молитвенник, молился, и вдруг идет он по лесу, его встречают бандюги, или они к нему в сторожку зашли… К нему и медведи заходили. Ну медведи ладно, медведи его не кусали, но эти бандюги его так отлупили, что он чуть не умер, и у него горб остался на всю оставшуюся жизнь. Вот как ему, святому, употребить это во благо? Господи, за что? Я молился Тебе и день и ночь, а Ты  попустил так меня отлупить  !..

Но чему нас учат святые отцы, когда посылается нам такая скорбь? Обвинили вас в мошенничестве, в сребролюбии, в лицемерии, в том, что вы любите деньги и так далее… Нет, это не обязательно наказание, это может быть и скорбь, необходимая для того, чтобы освободить вас от мирской славы, ибо то, что видимо, не ценится; то, что скрыто, является истинным. Поэтому очень часто мы встречаем в житиях святых страшные поругания, которые они претерпевают.

Что эти поруганные люди должны ощущать? Святые отцы учат нас, что они не молят: «отведи, Господи, это от меня»; они молят: «Господи, дай мне принять Твою скорбь во благо моей души, так, чтобы это горькое лекарство было полезно для души моей, так, чтобы я мог стяжать смирение, так, чтобы когда отбиралась слава мира сего, я не отвернулся от Тебя».

Легко патриарху или митрополиту, епископу, успешному протоиерею любить Бога: у него все красиво, у него все замечательно. А ты попробуй в темнице, а ты попробуй выстоять, пав с самой вершины славы до самого низа жизни. И именно этот путь показывает нам Господь.

Вход Господень в Иерусалим. Никому не известный еще три года назад человек вдруг собирает в столице столиц, духовном центре мира, вокруг себя толпы людей, толпы своих собратьев, которые кричат: «Осанна в вышних Богу! Благословен Грядущий во имя Господне!  » (Мф. 21:9, Мк. 11:9-10, Ин. 12:12-13) Он может ими повелевать, Он может послать их на подвиг, и они пойдут. Он может стать царем мира.

Он находится на вершине славы в этот момент, это самые славные дни мирской славы. А через три дня Он подвергается предательству, суду, избиению, поношению и распятию. Вот такой путь есть крест, о котором Христос говорит апостолам, когда они просят рассадить их по правую и по левую руку от Него: «Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь? Они говорят Ему: можем. И говорит им: чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься…»». (Мф. 20:22)

И действительно, все встающие на путь Христов рано или поздно взваливают на себя такой крест — крест поругания, крест обвинения. Ты бессребреник — тебя обвинят в мошенничестве, в сребролюбии. Ты целомудренный — тебя обвинят в разврате. Ты искренне любишь ближнего — назовут лицемером. Тебя будут бить по тому качеству, которым ты мог бы возгордиться. А ты, обратившись к Господу, скажешь: «Господи, действительно ведь ничего благого я пред Тобою не сотворил, все только по милости Твоей». И всякую гордыню в своем сердце искоренишь.

Поэтому спасибо тем, кто обвиняет нас, спасибо тем, кто бросает в нас эти камни, ибо и они находятся в рамках плана Господня о нашем духовном совершенствовании.

Я считаю, что Церковь должна быть разной: и прекрасные соборы с роскошными  сводами, и небольшие приходы с дырявыми крышами. Ничего страшного, судить не надо ни тех, ни других. Я считаю, что и так хорошо, и  эдак. Главное здесь — не роптать, не терять веру, не гордиться и не считать, что Господь нам чем-то обязан, что если мы сделали какое-то доброе дело, то вот изволь, вынь да положь. Никакими добрыми делами мы не можем оправдаться перед Господом. «Оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа» (Рим. 5:1) Мы можем оправдаться перед Господом только смирением и верой.

Не слишком ли много у священника власти над людьми?

 

Нужно помнить, что у православного священника всегда в его жизни присутствует Бог. И Бог занимается тем, что воспитывает священника. Если священник зазнался, залюбовался собой, почувствовал власть, то Господь немедленно создаст для него такие условия, которые приведут его  в чувство.

Если  священник  возомнил себя очень умным, значит, окажется в ситуации, когда предстанет глупым; если очень сильным — значит, окажется слабым. Вот этот процесс воспитания священника, как, впрочем, процесс воспитания любого человека, — пожизненный, и когда мы проходим эти уроки один за другим, в конечном итоге мы приходим к тому, что становимся не теми, кому должны служить, а теми, кто должен служить всем. (1 Кор., 9:20-22)

Когда мы, священники, произносим проповедь, мы всегда стараемся говорить «мы», а не «вы», мы не говорим: «вы грешные», мы говорим: «мы грешные», то есть мы не пытаемся противопоставлять себя своей пастве, а показываем и считаем, что мы — нераздельная ее часть.

Если внимательно слушать наши молитвы, то постоянно, когда мы упоминаем себя, мы прибавляем слова «недостойный», «очисти мя, грешного», «помилуй мя, грешного». Безусловно, священник постоянно вспоминает о своей греховности.

По учению Православной церкви, нет человека, который проживает жизнь не согрешив.[3] Мы часто это вспоминаем в панихиде, в проповедях.  И святые согрешали. Единственный без греха у нас — Господь Иисус Христос.

Но вопрос не в том, согрешил ли человек, а в том, как он относится к своему греху. Поэтому в великопостной молитве Ефрема Сирина мы просим: «Дай нам зреть мои прегрешения». Видеть собственные грехи — это главный и первый шаг к тому, чтобы начать от них избавляться.

Возвращаясь к вопросу о власти, безусловно, священник должен страшиться использовать  свою власть, должен страшиться дурного, поверхностного отношения к людям, потому что чем более он становится востребованным, чем больше у него паства, тем меньше он может обращать внимание на каждого отдельно взятого, и таким образом создается некая иллюзия того, что кто-то менее важен, кто-то более важен. Этого надо опасаться.

Но опять же, у нас есть Господь Бог, и Господь Бог — наш мудрый учитель. И когда мы согрешаем, и когда мы готовы слушать, тогда Он нас поправляет, ставя нас в такие жизненные ситуации, присылая к нам таких людей, которые вразумляют нас, и это процесс нескончаемый.

Это страшная ответственность, когда ты вдруг осознаешь, что человек приходит к тебе с какой-то бедой, которая не была решена ни одной из других инстанций общества: ни врачами, ни психологами, — когда в процессе исповеди он признается тебе в таких страшных мыслях, как самоуничтожение, самоубийство.

И ты понимаешь, что находишься на крайней черте, что за этой чертой стоит гибель человека, и все, что дает нам Святая Церковь, — это таинства Церкви, это сила молитвы, это последняя надежда, которой ты можешь удержать человека на этом свете, потому что бывают люди, которые уже и лечились, и были многие попытки, и их ничего не удерживает, потому что дьявол внушает им сначала тщеславные мысли, потом мысли злобные, гордые, что их недостаточно оценили, а потом мысли о том, что они никогда не будут прощены Богом, что жизнь бессмысленна или что Бога нет, что смерть лучше.

Исповедуя человека, священник встречается с дьяволом лицом к лицу, как никто другой на этом свете, он видит, что дьявол чрезвычайно активен. Это скрыто от глаз людей, которые не ведают, что творится в душах человеческих. Поэтому призываю вас, братья и сестры, нет ничего серьезнее в нашей жизни, чем церковь, нет ничего важнее в нашем сердце, чем вера в Бога.

Господь дал нам великое предназначение, Господь-сеятель, Который сеет зерна наших душ в почву, удобренную почву, и семя выполнит свое предназначение только тогда, когда оно взойдет, когда оно вырвется из власти тьмы, которая владеет этим зерном, пока оно находится глубоко в земле, вырвется, раздвинет комья и вырвется в бездонное небо, которым является Царство Небесное, — вот наше предназначение.

Этот рост приводит к тому, что зерно умирает для мира, как мы должны умереть для мира, как мы все умрем, но оно приобретает вечную жизнь и дает многократный плод в бездонном небе. То же зерно, которое не желает прорастать, лишь только набухает и считает, что это и есть вся жизнь от начала до конца, проведенная в навозе, проведенная в этой почве, что Творец случайно бросил это семя, или что душа наша вовсе и не семя никакое и не может дать плода, или то, что надо жить в свое удовольствие, впитывая в себя как можно больше и ничего не отдавая, — такое семя гниет, оно, желая сохранить себя (я как бы повторяю другими словами то, что говорил Христос), желая сохранить свою жизнь и душу, губит ее. А тот, кто готов пожертвовать своей душой, спасает ее.

Вот для чего существует Церковь, вот для чего Господь создал нас и сказал нам: «Вы свет миру, вы соль земли». Мы самые важные твари Господни, во всяком случае мы нигде не встречали других тварей, которые были бы так важны ему. Никто нам не говорит таких слов, только Господь. Это достаточная причина для того, чтобы приложить усилия и последовать за Господом.

Дорога в рай узкими вратами. В принципе не так трудно знать дорогу, ее указывает Христос. Это проходит красной нитью через все Евангелие. Он все время отвечает нам на эти вопросы.

Страх Божий — это хорошее чувство, только страх Божий бывает трех видов: бывает страх раба, который боится наказания; бывает страх наемника, который боится не получить награду; а бывает страх сына, который боится разочаровать отца.

Господь все превращает, и плохое и хорошее, в возможность человеку прийти к Нему.

Нас учит Святая православная церковь не обращать внимания на сны, поскольку мы в большинстве своем люди не святые. Через сны бесы пытаются добраться до нашей души. Мне сегодня был сон: я должен служить и никак не могу найти епитрахиль. Наконец нахожу, но она красная, а одеяние желтое. Я думаю: ну что ж, я одену так. Одеваю, а она такая тяжелая, тянет к самому полу.

Вот такие искушения не от Бога приходят. Искушает дьявол, он хочет показать, что я взял на себя слишком много.

Когда мой сын почитал, просто ознакомился с содержанием молитв экзорцизма, запретительных молитв, которые входят в чин оглашения в начале крещения, он, где мы говорим: «Запрещаю тебе, сатана…» — он почитал и сказал: «У тебя опасная работа».

Такой сон мог быть как предупреждение. Или мы приезжаем после какой-то неприятной вещи, явно спровоцированной бесами, и когда мы доезжаем до своего двора, на спидометре, там, где показано, сколько мы проехали километров, — 666. Он постоянно дает почувствовать, что он здесь, и пытается напугать нас. Но нам нечего бояться, и он это прекрасно знает. Пока мы с Господом, пока мы следим за своей душой, пока мы стараемся не совершать греха, а совершив его, исповедуем, нет власти дьявола над крещенным человеком, нет ему возможности.

Была бы возможность, он бы нас с отцом Миланом давным-давно искрошил. Меня бы он давно кирпичом прибил. Три года мы издаем православную газету и распространяем ее повсюду — только за одно это просто бы изничтожил. Однако, слава Богу, все спокойно, все хорошо, и Господь бережет нас.

Только если мы начнем грешить, отдаляться от Бога, не исповедовать друг другу грехов своих, не учиться от наших исповедников, услышав какие-то грехи, не проверять свою душу: а не грешен ли я тем же? — то мы начнем отдаляться от Бога. И в конце концов Он может не спасти нас.

Священник получает особую благодать Божию, которая позволяет ему справляться с тем, с чем не может справиться человек, не имеющий этой благодати. Это благодать Духа Святого, которая подается священнику в момент его рукоположения.

Если священник старается не согрешать, исповедоваться по возможности у своего духовного отца, честно видеть свои прегрешения, то эта благодать помогает совладать с тем, что без этой благодати было бы просто невозможно. И в этой системе «священник и прихожанин» есть главный свидетель — Бог, Он присутствует. И это ощущение присутствия Божьего имеет огромное значение.

По своему опыту могу сказать, что то, что страшило меня, соблазняло меня, раздражало меня ранее, сейчас не соблазняет, не раздражает. И я удивляюсь этому, потому что это не результат каких-то усилий воли или работы над собой. Действительно, самые великие плоды Господа священник наблюдает прежде всего на себе.

Что же касается того, что священник узнает на исповеди, я, честно говоря, всегда молюсь, когда человек исповедуется, и мне страшно, что он исповедует сейчас что-нибудь ужасное. Слава Богу, такое было нечасто. Но когда такое происходит, это, конечно, тяжелая ситуация для всех, и в некоторых случаях священник не может принять решение самостоятельно. Он должен обратиться к епископу, он не может отпустить вот так, вдруг какие-то очень страшные, серьезные грехи. Накладывает епитимью[4], обращается к более старшему своему настоятелю, когда действительно происходит что-то ужасное.

Во всех же остальных случаях действительно есть такая наклонность смотреть на людей и видеть то, чего не видят другие, но со временем, если не поддаваться этим помыслам, если отбросить их, то наступает благодатное забвение, то есть ты не помнишь, что он тебе сказал. Когда выслушал исповедь, ты более этого не помнишь, и твое отношение к человеку не меняется.

Православный христианин должен совершенство-ваться в борьбе с помыслами. Еще до того, как он должен подойти к таинству священства, он должен научиться бороться со своими греховными помыслами. Если человек не возобладал над этим, то ему, конечно, будет очень тяжело быть священником. Но ему будет тяжело быть и христианином, человеком вообще, потому что мы постоянно искушаемы различными помыслами. Нужно научиться контролировать свои помыслы. Преподобный Ефрем Сирин говорит: «Ты хочешь владеть своей душой? Отовсюду приведи себя в безопасность, чтобы не погрязнуть в сластолюбивых помыслах и не потерпеть крушения в пристани. Как положившие только начало, будем ежедневно приводить в порядок свои помыслы, ибо таким образом более укрепимся в силах.[…] Будем избегать недоброго помышления, потому что помышление судится наравне с поступком.»

Вот появляется у нас какая-нибудь мысль, мы ее рассматриваем и отбрасываем, если понимаем, что она от лукавого. Допустим, если мысль связана с осуждением, с каким-то нехорошим помыслом, раздражением, гневом, завистью, мы должны научиться ее отбрасывать немедленно, не начиная с ней беседовать. И вот научившись этому, уже можно возобладать над такими помыслами, которые связаны с каким-то человеком.

Есть, конечно, то, что откладывает некий отпечаток, но, скорее, этот отпечаток другой. Это не полное забвение каких-то серьезных грехов человека. Возникает чувство жалости, возникает чувство стыда за то, что и сам бы я мог совершить такие и даже большие грехи или ранее не почитал эти действия за грех. Самое главное — не осуждать никого, а жалеть, жалеть и жалеть.

 

Что значит пострадать за Христа и почему это хорошо?

 

Господь неоднократно говорит Своим ученикам, что мир сей относится враждебно к учению Христа, к самому Христу.

«Ибо когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих. (1Кор.1:21) И естественно, мир ненавидит и учеников Его. Он говорит о том, что эти гонения за Христа неизбежны. «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы своё; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. (Ин.15:18-19)

И действительно, если кто-то пытался делать что-то хорошее, то он очень часто получал в ответ плохое от людей. И появляется пословица «Не делай добра — не получишь зла».

Но дело в том, что такая философия — от дьявола, и именно дьявол всяческими средствами способствует тому, чтобы любое доброе дело имело злые последствия.

Святитель Тихон Задонский: «Истинный враг наш – диавол, который и людей учит, чтобы нас гнали. И потому по большей части он является причиной озлобления нашего, а не люди. Он нас через людей гонит и озлобляет, и его надо ненавидеть, а людям соболезновать, что его слушают.»

Господь же и ангел-хранитель наш стараются, чтобы всякое, даже злое дело было во благо нашей душе и каким-то образом привело нас к покаянию, и всякое зло превращают в нечто полезное. Дьявол же, к чему ни прикасается, все превращает в зло.

Преподобный Пимен Великий пишет: «Зло не уничтожает зла. Но если кто делает тебе зло, тому ты делай добро, чтобы добрым делом уничтожить злобу.»

Таким образом, конфликт между миром и людьми, которые проповедуют Христа, неизбежен, причем неважно, каким образом человек проповедует. Проповедь может быть очень разной, проповедовать может даже немой: он может проповедовать своим смирением, своей добротой, своим вниманием к ближнему, своей любовью. И такая проповедь гораздо сильнее, чем любые слова.

Епископ Александр (Милеант) пишет: «Страдания и бедствия человека в этой временной жизни не упразднены пришествием Христа, однако они утратили свою прежнюю остроту и мрачность. Дело в том, что зло так сплелось с нашим существом, так вросло в наше сердце, что процесс освобождения от него всегда сопряжен с болью. Но небесный луч Духа Утешителя разгоняет мрак в душе страдальца и согревает его ощущением Божественной любви. Замечательно, что еще на пути человека к Царству Небесному Дух Святой Своим присутствием дает предвкусить верующему радость уготованной ему вечной жизни. Праведники, удостоенные такой радости, свидетельствуют, что в сравнении с ней все земные блага и веселье становятся ничтожными. Поэтому апостолы учили, что верующие не должны скорбеть, “как прочие [язычники], не имеющие надежды,” но должны радоваться и благодарить Бога (1 Фес. 4:13).»

“Как Христос пострадал за нас плотью, то и вы вооружитесь тою же мыслью, — пишет ап. Петр, — ибо страдающий плотью перестает грешить” (1 Пет. 4:1-2). И немного дальше: “Возлюбленные! Огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного; но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явлении славы Его возрадуетесь и восторжествуете” (1 Пет. 4:12-13). Как огонь очищает от примесей драгоценный металл, так нужно, чтобы и “испытанная [скорбями] вера оказалась драгоценнее … огнем испытываемого золота, — к похвале чести, и славе в явление Иисуса Христа” (1 Петр. 1:6-8).

В последнее время Господь сподобил у нас в  Святопреображенской церкви  в Хансвилле, крестить несколько людей, канадцев. Наша проповедь заключалась в том, что мы просто приняли их к себе жить, кормили, уважали, проявляли любовь, терпение, смирение. Когда они внезапно уезжали, мы говорили им добродушно «до свидания», когда неожидано возвращались , мы приветливо говорили «здравствуйте». Они были удивлены: мол, что это за странное терпение, почему к ним здесь относятся лучше, чем когда-либо в их жизни.

Таким образом получилось, что не долгой словесной проповедью, а просто своим поведением, своим отношением показываешь: просят — дай, обидели — прости, не сердись. Если человек эгоист и не хочет думать о том, удобно тебе или неудобно, прости его, стерпи, не обидь.

И один за другим за последний месяц уже четыре человека, местные канадцы, приняли Святое  Крещение, прошли катехизацию, посещают церковь, с радостью носят православный крест и свято верят в то, что наша соборная апостольская Православная церковь и есть истинная Церковь Христова. Большинство из них принадлежали к протестантским церквам, одна к католической, но нигде такого отношения к себе они не встречали.

И я не хвастаюсь этим, а говорю, что пример такой проповеди доступен для каждого, и вовсе не обязательно быть великим богословом, и даже наоборот, слова могут помешать. Протестантские церкви тоже совершают много благих деяний, они очень сильны в миссионерской деятельности, в распространении печатной продукции, версий своих Библий; устраивают для нищих, для бедных кухни, кормят их бесплатно, дают им вещи.  Но все-таки эти  канадцы что-то смогли увидеть в нашей церкви, сначало искреннюю христианскую любовь, а потом — именно то, что в ней и должно находиться, —   особуя благодать, подаваемую нам через таинства Церкви, через прямую нашу связь с Иисусом Христом, Господом нашим, с апостолами, основавшими нашу Церковь.

Вот почему следовать Христу и страдать за добрые дела наши и за проповедь Христа нам должно быть в радость, потому что, чувствуя это сопротивление, мы должны понимать, что мы на верном пути. Более того, если такого сопротивления нет, мы должны задуматься: а не делаем ли мы что-то неправильно? Мы должны задуматься, если у нас толпы людей и нам носят деньги мешками  Мы должны задуматься, если становимся знаменитыми и собираем целые стадионы последователей.

Обычно наша проповедь творится не на стадионах — она творится  каждым личным поступком, каждым помыслом, каждым действием. И тогда наши страдания за Христа осмысленны. Более того, всякое наше страдание становится страданием за Христа, потому что если люди нас несправедливо обвиняют, уличают, ненавидят, гонят, мы должны понимать, что гонят нас не потому, что мы в действительности достойны гонений, а потому, что мы исповедуем Христа. И если бы мы его не исповедовали, то им бы и дела до нас не было.

Вот почему пострадать за Христа — это необходимая часть христианского пути.

 

   выбор священнического служения

 

Человек должен сделать выбор, чем ему заниматься. Для меня, допустим, священническое служение всепоглощающе, мне больше ничего не нужно, это полностью занимает мои мысли, мое сердце, мое время.

Если этого недостаточно, может быть, и не стоит быть священником, потому что священник — это человек, который посвящает себя Богу и служению Богу. И если этого служения недостаточно, и хочется делать какие-то мирские вещи, то, возможно, это был неправильный выбор или является неправильным выбором.

Опять же мы не должны судить человека судом человеческим, да и вообще никаким судом, потому что мы видим человека как нечто плоское, в тот момент, как мы его увидели, в чем застали, в том и судим, берем на себя роль Господа Бога. Возможно, это определенный период жизни человека. Если это так, мы ничего не можем сказать.

Я не знаю, что, например, Охлобыстин делает в искусстве кино и насколько это ценно для проповеди Евангелия. Если это противоречит Евангелию, то это плохо, потому что, даже переставая быть священником, человек не перестает быть христианином, и христианин не должен совершать того, что противоречит Евангелию. Если человек актер, то надо относиться к нему как к актеру, а если человек священник, надо относиться к нему как к священнику. А мы как раз все делаем наоборот: мы поклоняемся нашим актерам как священникам и воспринимаем наших священников как актеров.

Стоит ли слушать выступления Невзорова? Их не только лучше не слушать, а их нельзя слушать. Объясню, почему.

Насчет Невзорова. Человек учился в семинарии, Значит, он ходил, молился, посещал службы, изучал слово Божие. Наверное, его тогда очень сильно обидели, то есть в его отношении к Церкви есть личная глубокая обида, глубочайшая обида, именно обида личного плана.

Он ненавидит духовенство, он ненавидит православие, особенно ненавидит Русскую православную церковь.. Если вы внимательно послушаете, то он не столько проповедует атеизм, сколько ненавидит именно русскую московскую патриархию и русское православие. Это такое полномасштабное нападение на веру и на Церковь, эта его самоуверенная манера сидеть в  кабинете с трубкой, изображать из себя бог знает что… Это все равно что  дьявола слушать.

На каждый из его доводов Православная церковь имеет прекрасные ответы. Он делает вид, что не знает этих ответов, хотя сам их прекрасно знает, не может не знать, потому что долго и упорно учился, а в российских семинариях учат хорошо. Чтобы досидеть до четвертого курса, надо было сдавать экзамены и знать. Но, к сожалению, у нас часто прав тот, кто громче всех орет, особенно все эти диспуты по телевидению, «Школа злословия» с  дьяконом Кураевым…

Если человеку заткнуть рот, если, не дав ему разъяснить свою позицию по одному вопросу, забрасывать его последующими вопросами,  противоречить ему, прекрасно разбивать его аргументы по поводу того, чего он никогда не говорил, — такими методами можно победить в любом споре.

Обратите внимание, что наш Господь Спаситель Иисус Христос не вел споров с первосвященником Каифой, не давал никаких растолкований о своих действиях на судилище и, в общем, ничего не пояснял Понтию Пилату, кроме, пожалуй, одной фразы. На вопрос: «Что ты молчишь? Разве не знаешь, что я могу тебя распять?» Он ответил — ты можешь сделать только то, что даст тебе Господь сделать.

А на заданный с издевкой вопрос, что есть истина,  Он промолчал.

Многие просто отдались во власть дьявола, и он действовал через них, говорил через них. И спорить с дьяволом бесполезно, он прекрасно знает, что он неправ, он прекрасно знает, что он лжец, поэтому оспаривать этого человека не надо. Если он существует, значит, Господь зачем-то дает ему существовать. В принципе за такие вещи он должен был давно получить молнией по башке, но Господь по какой-то причине считает, что это полезно и необходимо.

Возможно, этот человек когда-нибудь покается. Как это ни удивительно, но люди совершают недопустимые поступки, говорят злые слова, полны ненависти, а потом приносят покаяние, и Господь их принимает. Мы их судим и продолжаем судить человеческим судом, для нас они останутся навеки с этим пятном, с этой печатью. Мы будем вспоминать им до скончания века все этапы их биографии, а Господь не судит покаявшегося.

Как вы думаете, апостолу Павлу часто напоминали, что он был гонителем христиан? Я думаю, очень часто. А мытарю Левию Матвею —  что он был сборщиком налогов? А проституткам, которых Господь простил? А бесноватым пеняли, что они бесноватые? Конечно. И люди считали, что раз вы такие были, раз на вас есть эта печать, то она несмываема навек.

Как они сказали Никодиму: рассуди, ну разве может пророк прийти из Назарета? Назарет тогда считался затхлой провинцией, он и сейчас провинция, но это святой для всех нас город, а тогда это была малюсенькая деревушка, как для нас была бы какая-нибудь Прохоровка или еще что-нибудь незначительное.

Вернемся к Якову Кротову и Невзорову. Насколько мне известно, Кротов принадлежит к неканонической церкви, несмотря на то что в Интернете у него есть обширная библиотека, и многие пользуются этими материалами. А если их больше негде взять, и это скопировано из канонических источников, у нас нет выхода, и мы будем ими пользоваться. Но все, что касается его статей, высказываний, нужно воспринимать с  большой, большой осторожностью.

Насчет Невзорова, этого оголтелого ненавистника: по степени ненависти, которой отличаются его рассуждения, можно понять, насколько он неправ. Если ты гневаешься, значит, ты неправ.

Когда прихожане задают конкретные вопросы, связанные с трактовками Невзорова, мы можем дать конкретный ответ. По поводу самого человека Невзорова можно только жалеть, насколько далеко можно зайти в своей безусловно личной обиде. Мы все встречались с тяжелыми людьми среди нашего духовенства, мы все встречались с не очень справедливыми преподавателями, с не очень справедливыми людьми и в высших эшелонах духовной власти, однако мы смогли превозмочь себя, не делать общих выводов, не ставить жирный крест в плохом смысле на всей нашей Церкви и превращать себя в хулителей Духа Святого, в хулителей Церкви.

Этот человек не смог переступить через свою гордыню и тем самым поставил себя в то положение, в котором находится. Конечно, это страшно. К сожалению, разумный человек может это понять, но «проповеди» Невзорова, к сожалению, обращены к неразумным людям. По всей видимости, это и есть тот процесс отделения плевел от зерен или овец от козлищ.

 

Почему формула «зуб за зуб, око за око» больше не считается правилом?

 

Почему формула «зуб за зуб, око за око» больше не считается правилом?

Разве Бог может поменять свое установление?

Этот вопрос как бы коренится в целой группе вопросов сравнения Ветхого и Нового Заветов. Нужно понимать, что Ветхий Завет есть основа Нового Завета. Если мы, к примеру, возьмем правила поведения в детском саду и попробуем применить их в университете,  они покажутся нам, скажем, неправильными, так как там написано, что перед тихим часом все дети должны  сходить на горшок или что-нибудь в этом духе.

Ветхий Завет был дан диким людям в дикие времена, когда глаз за глаз, зуб за зуб (на иврите это звучит «айн тахат айн, шеен тахат шеен») — это была прогрессивная заповедь, ограничивающая зло: если тебе выбили зуб, ты не можешь вырезать все селение, ты можешь только выбить зуб. Если тебе ткнули чем-то в глаз, ты не можешь уничтожить весь народ своего обидчика, — ты можешь только сделать то же самое.

То есть мы смотрим на Ветхий Завет с высоты нашего христианского воспитания. Даже те, кто не является христианином, даже те, кто вообще не верует, — все имеют христианскую мораль. Современное общество, социальное общество полностью пропитано христианской моралью. И мы с точки зрения нашей же развитой христианской морали взираем на установления, даваемые диким народам, окруженным народами, у которых жертвоприношение детей было в норме, мужеложество было совершенно… а, сейчас тоже это в норме. Что сейчас не в норме?..

Таким образом, получается, что мы судим об этом с нашей точки зрения, судим Ветхий Завет с точки зрения христианских принципов.

Господь пришел к нам предуготованным к Царствию Небесному и сказал: «Не судите и не судимы будете. Какой мерой мерите, и вам отмерено будет». Каким образом вы будете судить, таким образом и вас будут судить. Поэтому есть два пути: путь ветхого человека и путь нового человека. Только не забывайте: если вы хотите поступать с вашими врагами так, как учит Ветхий Завет, глаз за глаз, то и с вами так поступят, и Господь поступит с вами так: выткнул глаз — и Он вам выткнет глаз, выбил зуб — и Он вам выбьет зуб.

Или вы хотите быть новым человеком и получить полноту милости Господней, когда любые прегрешения, в которых искренне раскаялись, могут быть отмыты в таинстве крещения, в таинстве того, что мы называем вторым крещением, — в исповеди. Это наш выбор: быть ветхим человеком или новым человеком.

Ветхий Завет закладывает основание для учения и событий, излагаемых в Новом Завете. Библия является прогрессивным откровением. Если вы пропустите первую часть любой хорошей книги и попытаетесь дочитать ее до конца, вам сложно будет понять характер героев, план и развязку. Точно так же Новый Завет можно полностью понять только тогда, когда он рассматривается как продолжение описания событий, героев, законов, системы жертвоприношений, заветов и обетований, записанных в Ветхом Завете.

Если бы мы имели только Новый Завет, то начиная читать Евангелия, не знали бы, почему иудеи так ожидали Мессию (Царя-Освободителя). Без Ветхого Завета мы не поняли бы, почему этот Мессия должен был прийти (см. Исаии 53 гл.), и не смогли бы определить Иисуса из Назарета как Мессию из множества детальных пророчеств о Нем, например, о месте рождения (Михея 5:2), каким образом Он умрет (Псалтирь 21, особенно стихи 2, 8-9, 15-19; 68:22), Его воскресении (Псалом 15:10) и многих других подробностях о Его служении (Исаии 52:19; 9:2).

Без Ветхого Завета мы бы не понимали иудейских обычаев, которые вскользь упоминаются в Новом Завете. Мы бы не знали, каким образом фарисеи исказили Божественный закон, добавляя к нему свои традиции. Мы бы не понимали, почему Иисус был столь разгневан, когда очищал двор храма от менял. Мы бы не знали, что можем черпать мудрость из того же кладезя, что и Христос, много раз отвечая Своим оппонентам.

В Евангелиях (Новом Завете) и книге Деяний Апостолов   зафиксировано исполнение многих пророчеств, которые были записаны сотни лет до этого в Ветхом Завете. В событиях рождения Иисуса, Его жизни, творимых Им чудесах, смерти и воскресении, как описано в Евангелиях, мы находим исполнение ветхозаветных пророчеств, относя-щихся к первому пришествию Мессии. Именно это подкрепляет утверждение Иисуса о том, что Он является обещанным Христом. Кроме того, даже пророчества в Новом Завете (большинство из которых находится в книге Откровение) основаны на предыдущих пророчествах, которые мы находим в ветхозаветных книгах. Они относятся к событиям, предваряющим второе пришествие Христа. Примерно два из трех стихов в Откровении основаны или связаны с Ветхим Заветом.

Кроме того, в связи с тем, что откровение в Священном Писании является прогрессивным, Новый Завет сосредотачивается на учениях, которые лишь упоминаются в Ветхом Завете. Послание к Евреям называет Иисуса Первосвящен-ником и описывает, каким образом Его жертва заменяет все предыдущие жертвоприношения животных, которые были ни чем иным как ее прообразами. Ветхий Завет дает закон, состоящий из двух частей: Десять Заповедей и благословения/наказания, которые зависят от послушания или непослушания этим заповедям. Новый Завет уточняет, что Бог дал эти заповеди, чтобы показать людям их нужду в спасении; заповеди никогда не были средствами спасения сами по себе (Римлянам 3:19).

Ветхий Завет описывает систему жертвоприно-шений, данную Богом израильтянам для временного оправдания их грехов. Новый Завет уточняет, что эта система указывала на жертву Христа, через Которого лишь возможно спасение (Деяния 4:12; Евреям 10:4-10). В Ветхом Завете рай был утрачен; Новый Завет показывает, как рай был возвращен человечеству через второго Адама (Христа), и как он однажды будет восстановлен. Ветхий Завет провозглашает человека отделенным от Бога из-за греха (Бытие 3 гл.), а Новый Завет сообщает, что человек может возобновить свои отношения с Богом (Римлянам 3-6 гл.). Ветхий Завет предсказывал приход и жизнь Мессии. В Евангелиях, в основном, записана жизнь Иисуса, в то время как в Посланиях дается интерпретация Его жизни и рекомендации о том, как нам следует реагировать на все, совершенное Им.

Без Ветхого Завета мы бы не понимали обетований для иудейской нации, которые Бог еще должен выполнить. Таким образом, мы бы не смогли правильно понять, что период Бедствия – это семилетний период, на протяжении которого Он будет особым образом работать с иудейской нацией, которая отвергла Его при первом пришествии, но примет при втором. Мы бы не поняли, как будущее тысячелетнее правление Христа согласуется с Его обетованиями иудеям, а также какой будет роль и участь язычников в связи с этим. Точно так же мы бы не увидели, как окончание Библии связано с началом Библии, восстанавливая рай, каким Бог создал этот мир.

Таким образом, Ветхий Завет был предназначен для подготовки израильтян к пришествию Мессии, Который должен был принести Себя в жертву за грехи всего мира (1 Иоанна 2:2). В Новом Завете описывается жизнь Иисуса Христа, а потом рассматривается Его служение и то, каким образом мы должны принимать Его дар вечной жизни и жить в благодарности за все, сделанное Им для нас (Римлянам 12 гл.). Оба Завета открывают одного и того же святого, милостивого и праведного Бога, Который осуждает грех, но хочет привести к Себе падшую человеческую расу грешников посредством прощения, возможного только через заступни-ческую жертву Христа. В обоих Заветах Бог открывает нам Себя и то, как мы можем прийти к Нему через Иисуса Христа. В обоих Заветах мы находим все, что нам нужно для вечной и благочестивой жизни (2 Тимофею 3:15-17).

Основной смысл слов, звучащих рефреном в проповеди Божественного Сына, крайне прост: “вам сказано…” (Ветхий Завет), “а Я говорю вам” (Новый Завет). А вот и свидетельство Спасителя о том, что жизнь по Ветхому Закону недостаточна для спасения: “Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.” (Матф. 5:20).

Если мы ссылаемся на то, что надо наказывать наших детей ремнем по Ветхому Завету, то будьте готовы получить камнями, когда вы делаете какие-то нарушения. Если женщина живет в блуде, блудницу надо побить камнями, правильно? Избил своего ребенка ремнем, переспал с кем ни попадя, получил камнями — вот хорошая жизнь. Потому что очень часто мы вспоминаем Ветхий Завет только по отношению к чужим людям, когда хотим чего-нибудь добиться, а забываем, что и для нас наказания были бы чрезвычайно суровыми. Поэтому нам надо выбрать: если мы хотим быть ветхим человеком, то мы должны быть готовы и получить кару в той степени, в которой она преподавалась ветхому человеку. Если мы готовы простить другим, то и сами прощены будем.

Вот что говорит апостол Павел: “Отменение же прежде бывшей заповеди бывает по причине ее немощи и бесполезности, ибо закон ничего не довел до совершенства; но вводится лучшая надежда, посредством которой мы приближаемся к Богу”. (Евр. 7: 18-19) “Ибо, если бы первый [завет] был без недостатка, то не было бы нужды искать места другому. Но [пророк], укоряя их, говорит: вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, Говоря “новый”, показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению”. (Евр. 8: 7-8, 13) “Закон, имея тень будущих благ, а не самый образ вещей, … никогда не может сделать совершенными приходящих …” (Евр. 10.1)

Да и не могла ветхозаветная религия быть совершенной в принципе, поскольку совершенство Откровения дано лишь самим явлением Бога во плоти (1 Тим. 3: 16) и спасением Им человека Своей Жертвой и Воскресением. Великий знаток Писания, Ветхого и Нового Заветов, свт. Иоанн Златоуст говорил, что «ветхозаветное … так отстоит от новозаветного, как земля от неба». Это голос святых отцов.

 

  ЧТО ДЕЛАТЬ, ЕСЛИ ПРАВОСЛАВНЫЕ СВЯЩЕННИКИ ДАЮТ ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ СОВЕТЫ?

 

Ответ очень прост: не надо спрашивать у разных священников совета по одному и тому же поводу. Это не контора по изготовлению очков, где мы можем прицениться, это не какое-то бизнес-мероприятие, где мы можем сравнить цену или что нам скажут тут или там.

Обычно советов о своей жизни мы просим у духовного отца. Точно так же как не должно быть много отцов, так и духовный отец должен быть один. И если мы доверяем духовному отцу, то совет о своей жизни следует спрашивать у него.

Более того, когда ко мне обращаются люди и сообщают, что они обычно исповедуются у другого священника, я могу принять их исповедь, я могу отпустить им грехи, я могу допустить их к причастию, но я не посмею давать им советы. Я честно говорю им: я плохо вас знаю, у вас есть священник; я боюсь, что, давая вам совет, смогу вам только повредить. И это действительно так.

Люди очень часто обрисовывают себя и свои ситуации однобоко, только со своей точки зрения, и многие весьма преуспели в актерском искусстве, когда, придя к священнику, они могут изобразить из себя святошу, совершенно невинно пострадавшую, которую все обижают, которую буквально хочется носить на руках, нарисовать вокруг нее нимб. А если поговорить с ее духовным отцом, то окажется, что этот человек может быть тираном, терроризирует всех вокруг, не дает житья ни своим детям, ни своим друзьям, ни самому духовному отцу.

Однако нет такого способа, чтобы священник мог это узнать, не поговорив с духовным отцом этого человека. Поэтому, поскольку у нас в городе не так много русскоязычных священников, может быть шесть, может быть семь, а православных христиан около сотни тысяч, то необходимо, нравится нам это или нет, священникам общаться между собой, и когда кто-то из паствы пытается перейти из одного храма в другой, так или иначе обмениваться своим мнением.

Иначе получается совершенный кошмар, когда человек, не допущенный к причастию за совершение каких-то особых грехов в соответствии с канонами Церкви, идет в другой православный храм и  получает доступ к причастию. Поэтому совершенно необходимо, прежде чем высказываться как-либо критически о другом священнике, поговорить с этим священником и понять, почему в том или ином случае он дает те, а не другие советы.

Пока священник не отстранен от служения, это означает, что его епископ, его митрополит считают его достойным и способным окормлять свою паству, и для всех священников необходимо почтение к его сану, неважно, долго ли он пребывает в этом сане или недолго. И совершенно недопустимо, выслушав только мнение прихожанина, высказывать какие-то мнения о священнике, о правильности или неправильности даваемых им советов, потому что таким образом можно принести огромный вред.

Если человек обратится к своему лечащему врачу, тот знает, что он страдает диабетом, и не разрешает ему есть сладкое. Он придет к другому врачу. Другой врач, не проверив у него сахар, скажет, что выглядит этот человек вполне здоровым, и совершенно непонятно, почему этот вздорный врач лишал его сладкого. Такой подход совершенно недопустим.

Причем надо помнить, что как прихожане одного священника ходят к другому, так и его прихожане ходят к другим, и если мы начнем противоречить друг другу, не уважать мнение друг друга, это принесет огромный вред нашей пастве.

 

Зачем крестить маленьких детей?

 

Существуют такие церкви, протестантские, баптистские, где считают, что младенцев крестить не следует.

Мы знаем, что во II веке младенцев крестили и на Западе, и на Востоке, о чем свидетельствуют отцы и учители Церкви. У св. Иринея читаем: «Христос пришел спасти через Себя всех, – всех, говорю, которые возрождаются от Него для Бога – младенцев, отроков, юношей и старцев».[5]

Ориген писал: «Церковь приняла предание от апостолов преподавать крещение и младенцам».[6]

Православие относится к крещению как к таинству Церкви, то есть происходит чудо: человек рождается свыше, от Духа Святого, рождается в вечную жизнь. И Господь с помощью Духа Святого защищает крещеного человека. Поскольку мы верим в это чудо, мы верим в Евангелие, мы верим в чудеса, сотворенные Господом нашим Иисусом Христом, то мы верим, что крещение защищает наших младенцев от всякого дурного воздействия, от всяких неприятностей, потому что незащищенный ребенок может набраться бог знает чего до тех пор, пока он повзрослеет и придет к осознанию того, что означает крещение.

Сегодня существует и другая парадоксальная ситуация. Детей приносят ко Крещению неверующие люди  и в восприемники детям выбирают своих неверующих друзей. И крестят не для того, чтобы приобщить к Церкви, а чтоб здоровенький был; так положено; няня иначе отказывается с ребенком сидеть и проч. Нелишне напомнить, что долг пастыря – не профанировать Таинство, а, выяснив причины, побудившие крестить младенца, и условия его дальнейшего воспитания, поговорив с восприемниками и получив представление о мере их церковности, составить мнение: стоит ли такого младенца крестить, или нет.

Кроме того, к сожалению, само таинство крещения может быть так и не осознано в каком-то определенном возрасте. Нет такого возраста, когда у человека включается лампочка, и вдруг он начинает осознавать, что Бог есть. Поскольку мы верим в чудодейственность и в защиту, которая дается с таинством крещения, совершаемым православным священником. Таинство крещения включает в себя чинопоследование, оглашение, непосредственно крещение, миропомазание, пострижение волос, запретительные молитвы, чинопоследование оглашения, во время которого священник запрещает сатане прикасаться, иметь что-либо общее с этим существом, с этим человеком; присутствие крестных родителей, которые будут воспитывать этого ребенка в вере, которые читают за него Символ веры, которые с самого детства должны вести ребенка к вере, к пониманию, к Богу. Вот в чем заключается смысл православного таинства крещения, совершаемого как можно раньше.

Некоторые ждут долгое время — год, два, три. Я знал одну мать, которая говорила: «Я не буду крестить своих дочерей, потому что у них нет красивого платья». Есть самые различные глупости, которые внушает людям бес, чтобы как можно дольше оттянуть совершение спасительного таинства крещения.

«Если б единственным смыслом Крещения было оставление грехов, зачем бы тогда крестили новорожденных, которые еще не успели вкусить грех? Но Таинство Крещения не ограничивается этим; Крещение есть обетование больших и совершеннейших даров. В нем суть обетования грядущих радостей; оно есть образ будущего воскресения, общение со Страстями Господними, участие в Его Воскресении, риза спасения, одеяние радости, облачение [сотканное] из света или, скорее, сам свет» [7]

Неудивительно, что конфессии, которые лишились апостольской последовательности, лишились возможности преподавать дар Духа Святого через миропомазание, отдельное таинство, когда помазывается крещаемый специальным веществом — миром, которое варится патриархом, митрополитами один раз в два года, и со специальными молитвами сообщается ему такое свойство, что оно придает печать Духа Святого окрещаемому. Поскольку всего этого нет в этих конфессиях, то крещение сведено к какому-то символическому обряду.

Однако мы веруем в единокрещение во оставление грехов, поэтому всякое крещение, совершенное во имя Отца, аминь, и Сына, аминь, и Святого Духа, аминь, считается совершённым и не подлежит повтору. Я встречал людей, которые крестились по четыре, пять раз в жизни, каждый раз являясь в какую-то другую церковь, их перекрещивали.

Что же мы совершаем? Мы совершаем крещение, когда принимаем людей, крещенных в других, инославных конфессиях, то есть неправославных, мы можем совершать его по чину «аще не крещен, крещается». Если у нас есть сомнения, что крещение было совершено с необходимым соблюдением всего, что необходимо, поэтому рекомендуется совершить полный чин чинопоследования и крещения вместе с огласительными молитвами, вместе с помазанием святым елеем, с освящением воды, со всеми необходимыми молитвами, и, безусловно, потом совершается миропомазание, чтобы абсолютно точно знать, что все необходимое сделано. Но в знак веры нашей, что все-таки крещение бывает только единожды, мы добавляем к обычной формуле слова «аще не крещен, крещается», что значит: если не был крещен, то мы крестим. Вот таким образом мы поступаем.

В обычной практике присоединение инославных совершается в зависимости от того, к какой Церкви они принадлежали. Чаще всего, если крещение было совершено полным образом, то как дополнение к крещению совершается миропомазание, и таким образом человек принимается в Церковь. Но поверьте мне, что в чинопоследовании крещения есть очень сильные молитвы — молитвы, запрещающие[8] сатане иметь что-либо общее с этим человеком, молитвы, предполагающие, что взрослый человек отрекается от сатаны многократно и сочетается с Богом, верует в Него как в Царя и Бога, в Христа. Поэтому, безусловно, совершение полного чинопоследования чрезвычайно важно.

 

Как часто надо исповедоваться?

 

Это очень индивидуальный вопрос, и нужно это решать с вашим духовным отцом. Есть люди, ведущие очень непримечательную, бессобытийную жизнь, и если они ходят в церковь и постоянно исповедуются, то  чисто формально оговаривать себя бессмысленно. Однако если человек хочет приступить к таинству причастия, он, безусловно, должен все равно исповедоваться. Мы находим в себе постоянные грехи, маловерие.  «Если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: “перейди отсюда туда”, и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас» (Мф 17, 20)

Мы все время грешны, и необходимо каяться и помнить о грехах своих ежечасно. Но насколько часто необходимо исповедоваться — это чисто индивидуальный вопрос. Конечно, лучше как можно чаще.

«Все мы грешим ежедневно, вольно и невольно, словом, или делом, или помышлением.   Священник не раздражается или огорчается из-за того, что Вы часто к нему приходите на исповедь, но радуется, видя Ваше желание к исправлению, покаяние. Однако важно, чтобы исповедь не стала пустой формальностью, а для этого время от исповеди до исповеди должно стать временем духовных усилий, временем деятельной борьбы с грехом. Да, падения будут, но важно удалить из своей жизни тяжкие грехи, бороться с «привычными», «повседневными» грехами, учиться каяться и быть внимательнее к себе. Исповедь же – это уже венец, результат нашего покаянного труда, нашей борьбы, и благодать, получаемая в таинстве исповеди и причастия, помогает нам в борьбе с грехом, подкрепляя наши духовные силы. Частоту исповеди лично для Вас лучше определить со священником, которому Вы исповедуетесь, но она должна быть регулярной.» [9]

Исповедь — таинство примирения с Богом, когда кающийся в присутствии свидетеля-священника открывает Богу свои грехи и обещает не повторять их, а священник молится о прощении грехов исповедующегося. От исповеди следует отличать доверительную беседу со священником, где можно обсудить некоторые подробности своей жизни и получить ответы на вопросы. Конечно, какие-то вопросы можно решить и во время исповеди, но если вопросов много или их обсуждение требует длительного времени, то лучше попросить священника назначить вам время для беседы отдельно. Далее перейдем непосредственно к советам по подготовке к исповеди.

Если вы задумались об исповеди, значит, вы признаёте, что в своей жизни что-то делали не так, как нужно. Именно с осознания своих грехов и начинается покаяние. Что является грехом, а что нет? Грех — это все, что противоречит Божией воле, или, иначе говоря, замыслу Бога относительно мира и человека. Замысел Божий о мире открывается в Священном Писании — Библии. Частичным, наиболее «сжатым» выражением замысла Божия относительно практической жизни человека являются заповеди — знаменитые Десять заповедей, данные Моисею на Синае. Суть этих заповедей Иисус Христос свел к следующему: «Люби Господа Бога всем сердцем своим» и «люби ближнего своего как самого себя». Перед подготовкой к первой исповеди полезно перечитать Нагорную проповедь Спасителя (главы 5-7 Евангелия от Матфея) и притчу о Страшном суде, где Иисус Христос говорит, что жизнь наша будет оцениваться на основании того, как мы относились к своим ближним.

Последнее время среди верующих (как говорят, «воцерковленных», то есть более знакомых с церковной традицией, а на практике — и с околоцерковными суевериями) распространены разного рода «списки грехов». Подготовке к исповеди они скорее вредят, потому что очень успешно помогают превратить исповедь в формальное перечисление «того-что-является-грехом». На самом деле исповедь формальной быть не должна ни в коем случае. Кроме того, среди «перечней грехов» встречаются и вовсе курьезные образцы, так что брошюры подобного рода лучше вообще не рассматривать всерьез.

Единственным исключением может быть самая краткая «памятка» основных грехов, которые часто не осознаются таковыми. Пример такой памятки:

а. Грехи против Господа Бога:

  • неверие в Бога, признание какой-либо значимости за иными «духовными силами», религиозными доктринами, помимо христианской веры; участие в иных религиозных практиках или обрядах, даже «за компанию», в шутку и пр.;

  • вера номинальная, никак не выражаемая в жизни, то есть практический атеизм (можно признавать умом существование Бога, но жить так, словно неверуюший);

  • творение «кумиров», то есть вынесение на первое место среди жизненных ценностей чего-либо, помимо Бога. Кумиром может стать что угодно, чему реально «служит» человек: деньги, власть, карьера, здоровье, знания, увлечения, – всё это может быть и хорошим, когда занимает соответствующее место в личной «иерархии ценностей», но, становясь на первое место, превращается в кумира;

  • обращение к разного рода гадалкам, ворожеям, колдунам, экстрасенсам и пр. — попытка «подчинить» духовные силы магическим путем, без покаяния и личного усилия по изменению жизни в соответствии с заповедями.

б. Грехи против ближнего:

  • пренебрежение людьми, проистекающее из гордыни и себялюбия, невнимание к нуждам ближнего (ближний – не обязательно родственник или знакомый, это каждый человек, который оказался рядом с нами в данный момент);

  • осуждение и обсуждение недостатков ближних («От слов своих оправдаешься и от слов своих осудишься», — говорит Господь);

  • блудные грехи разного рода, особенно прелюбодеяние (нарушение супружеской верности) и противоестественные половые связи, что несовместимо с пребыванием в Церкви. К блудному сожительству относится и распространенный сегодня т.н. «гражданский брак», то есть сожительство без регистрации брака. Следует, однако, помнить, что зарегистрированный, но невенчанный брак не может расцениваться как блуд и не является препятствием для пребывания в Церкви;

  • аборт — лишение жизни человеческого существа, по сути, убийство. Следует каяться даже в том случае, если аборт был сделан по медицинским показаниям. Серьезным грехом является и склонение женщины к аборту (со стороны мужа, например). Покаяние в этом грехе подразумевает то, что кающийся больше никогда осознанно не повторит его.

  • присвоение чужой собственности, отказ от оплаты труда других людей (безбилетный проезд), удержание заработной платы подчиненных или наемных рабочих;

  • ложь разного рода, особенно – клевета на ближнего, распространение слухов (как правило, мы не можем быть уверены в правдивости слухов), недержание слова.

Это примерный перечень наиболее распространенных грехов, но еще раз подчеркнем, что подобными «списками» не стоит увлекаться. Лучше всего при дальнейшей подготовке к исповеди использовать десять заповедей Божиих и прислушиваться к собственной совести.

Говорить на исповеди надо о своих грехах, не пытаясь их приуменьшить или показать извинительными. Казалось бы, это очевидно, но как часто священники, принимая исповедь, слышат вместо исповедания грехов житейские истории обо всех родственниках, соседях и знакомых. Когда на исповеди человек рассказывает о причиненных ему обидах, он оценивает и осуждает ближних, по сути, оправдывая себя. Часто в подобных рассказах личные прегрешения представляются в таком свете, что избежать их, казалось бы, и вовсе невозможно. Но грех — это всегда плод личного выбора. Крайне редко мы попадаем в такие коллизии, когда вынуждены выбирать между двумя родами греха.

Говоря о своих грехах, не стоит заботиться о том, как бы их «правильно» или «по церковному» назвать. Надо называть вещи своими именами, обычным языком. Вы исповедуетесь Богу, Который знает о ваших грехах даже больше, чем вы сами, и называя грех так, как он есть, Бога вы точно не удивите.

Не удивите вы и священника. Порой кающимся стыдно назвать священнику тот или иной грех, либо есть опасение, что священник, услышав грех, осудит вас. На самом деле священнику за годы служения приходится выслушивать очень много исповедей, и удивить его непросто. А кроме того, грехи все не оригинальны: они практически не изменились на протяжении тысячелетий. Будучи свидетелем искреннего покаяния в серьезных грехах, священник никогда не осудит, а обрадуется обращению человека от греха на путь праведности.

Не надо начинать исповедь с таких грехов как нарушение поста, непосещение храма, работа в праздники, смотрение телевизора, ношение или неношение определенного рода одежды и т.п. Во-первых, это точно не самые серьезные ваши грехи. Во-вторых, это может и вовсе не быть грехом: если человек на протяжении долгих лет не приходил к Богу, то что ж каяться в несоблюдении постов, если сам «вектор» жизни был направлен не в ту сторону? В-третьих, кому нужно бесконечное копание в повседневных мелочах? Господь ожидает от нас любви и отдачи сердца, а мы ему: «рыбку в постный день съела» и «вышивала в праздник».

Главное внимание должно быть уделено отношению к Богу и ближним. Причем под ближними, согласно Евангелию, понимаются не только люди, которые нам приятны, но все, встретившиеся нам на жизненном пути. И прежде всего — члены нашей семьи. Христианская жизнь для семейных людей начинается в семье и ею же проверяется. Здесь лучшее поле для воспитания в себе христианских качеств: любви, терпения, прощения, принятия.

Помните, покаяние на греческом языке звучит как «метанойя», буквально — «перемена ума»? Недостаточно признать, что в жизни совершал такие-то и такие-то проступки. Бог — не прокурор, а исповедь — не явка с повинной. Покаяние должно быть переменой жизни: кающийся намерен не возвращаться к грехам и всеми силами старается удержать себя от них. Такое покаяние начинается за какое-то время до исповеди, и приход в храм к священнику уже «запечатлевает» происходящую в жизни перемену. Это крайне важно. Если человек намерен продолжать грешить и после исповеди, то может, с исповедью стоит повременить?

Нужно оговорить, что когда мы говорим об изменении жизни и отказе от греха, то имеются в виду прежде всего грехи так называемые «смертные», по слову апостола Иоанна, то есть несовместимые с пребыванием в Церкви. Такими грехами христианская Церковь издревле считала отречение от веры, убийство и прелюбодеяние. К грехам такого рода можно отнести и крайнюю степень других человеческих страстей: злобу на ближнего, воровство, жестокость и прочее, что может быть прекращено однажды и навсегда усилием воли, сочетающимся с помощью Божией. Что же касается грехов мелких, так называемых «повседневных», то они во многом будут повторяться и после исповеди. К этому надо быть готовым и принимать это смиренно как прививку против духовного превозношения: совершенных среди людей нет, безгрешен только один Бог.

«Прощайте, и прощены будете», — говорит Господь. — «Каким судом судите, таким будете судимы». И еще более сильно: «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой». Если мы просим у Бога прощения, то сами должны прежде простить обидчиков. Конечно, бывают ситуации, когда попросить прощения непосредственно у человека невозможно физически, либо это приведет к обострению и без того сложных отношений. Тогда важно, по крайней мере, простить со своей стороны и не иметь в сердце ничего против ближнего.

Существуют специальные молитвы, выражающие покаянное «настроение». Их хорошо прочитать накануне перед исповедью. Покаянный канон Господу Иисусу Христу печатается практически в любом молитвослове, кроме самых кратких. Если вам непривычно молиться по-церковнославянски, можно воспользоваться переводом на русский язык.

Во время исповеди священник может назначить вам епитимию: воздержание на какое-то время от причащения, чтение особых молитв, земные поклоны или дела милосердия. Это не наказание, а средство к тому, чтобы изжить грех и получить полное прощение. Епитимия может быть назначена, когда священник не встречает со стороны кающегося должного отношения к серьезным грехам, либо, наоборот, когда видит, что у человека есть потребность в том, чтобы что-то сделать практически для «изжития» греха. Епитимия не может быть бессрочной: она назначается на какое-то определенное время, и потом должна быть прекращена.

Как правило, после исповеди верующие причащаются. Хотя исповедь и причастие — два разных таинства, лучше подготовку к исповеди соединить с подготовкой ко причащению.

Не откладывайте следующую исповедь на долгие годы. Исповедь не реже раза в месяц помогает всегда быть «в тонусе», внимательно и ответственно относиться к своей повседневной жизни, в которой, собственно, и должна быть выражена наша христианская вера. [10]

Исповеди бывают очень разные. Когда духовник хорошо знаком со своим прихожанином, будет странно, если он начнет расспрашивать его о вещах, которые ему и так хорошо известны. Поэтому среди уже хорошо знакомых между духовником и его духовным чадом создается такое общение, когда даже несколько слов достаточно для того, чтобы совершилась исповедь.

Бывают и такие случаи, когда человек впервые исповедуется, и они совершенно незнакомы друг с другом. Тогда такая исповедь может занять и полчаса, и даже час. И желательно для такой исповеди найти специальное время и не стараться сделать это во время службы. В таком случае, конечно, священник, следуя тому, что написано даже в требнике, в чинопоследовании к исповеди, задаст вопросы… Во-первых, будут прочитаны все необходимые молитвы предуготовительные к таинству исповеди, и далее он объяснит, в чем суть этого таинства. Он объяснит, что он лишь свидетель, присутствующий при покаянии, и что Христос невидимо присутствует и принимает исповедь. Предупредит, чтобы человек ничего не укрыл; то, что он пришел в лечебницу и не уйдет неисцеленным. И после этого задаст определенные вопросы: верует ли человек, как учит православная вера? участвовал ли он в каких-то еретических и других сектах? прибегал ли он к колдовству? имеет ли он с кем вражду, непрощенные обиды? совершал ли он тяжелые грехи, такие, как прелюбодеяние, убийство, ложь, лжесвидетельство?

Такая подробная исповедь, безусловно, поможет человеку увидеть такие грехи свои и поступки, которые он раньше считал незначительными и негреховными, он наконец поймет, что эти поступки греховны. Поэтому исповеди бывают разные, от такой подробной исповеди до очень неподробной исповеди между людьми знакомыми, между человеком, который исповедуется каждую неделю, когда достаточно нескольких слов. Поэтому, конечно, безусловно, священник должен видеть разницу между этими двумя исповедями, но и прихожане должны понимать, что когда церковь полна людей, нельзя ждать от священника, что у него будет время и возможность подробно исповедовать человека. Поэтому надо либо назначить отдельное время для этого, либо прийти очень хорошо подготовленным.

Слава Богу, это более не является тайной, как в советское время. Никакой православной литературы не было, ничего не было. Сейчас в Интернете и в книгах есть списки того, что является грехом, человек легко может найти это в себе. Есть много святоотеческой литературы, которая помогает подготовиться к исповеди, и тогда человек может подойти и перечислить свои грехи. А для тех, кто боится забыть, допускается написание записки, и священник внимательно прочтет, может задать какие-то вопросы, разорвет эту записку, и потом она должна быть сожжена.

Таким образом, священник должен направлять человека к покаянию, помогать ему видеть свои грехи. Но ни в коем случае мы не можем ожидать от священника, что он будет бегать за человеком и приводить его к покаянию, потому что от такой практики, увы, никакого толку не будет. Поэтому мы должны брать на себя основную долю ответственности за подготовку к исповеди и за то, чтобы это таинство, которое «действительно», потому что мы рукоположенные священники, и действительно можем разрешить и освободить человека от греха, стало таинством действующим, то есть что действительное таинство совершить действие,  и это зависит уже не от священника, а от того, кто приносит покаяние.

  Как избегать впадения во гнев?

 

Гнев — это очень страшный грех, это такая энергия, которая обязательно присутствует в любом преступлении, агрессии, в войнах, в любых других человеческих конфликтах.

Господь запрещает нам гневаться. «Всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду»,- говорит Господь (Мф. 5:22). Не гневайся ни на одного человека, хотя бы и сильно кем-либо был оскорблен: «Ибо гнев человека не творит правды Божией»,- говорит апостол (Иак. 1:20).

«Солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4:26), говорит апостол.- Всякое раздражение и ярость, и гнев, и крик, и злоречие со всякою злобою да будут удалены от вас; но будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас» (Еф. 4:31-32).

Остерегайся даже и ненапрасного гнева, чтобы не помутить яростью своего душевного ока: «Иссохло от печали око мое, обветшало от всех врагов моих» (Пс. 6:8). Отнюдь не должен ты ни на кого ни за что гневаться, за исключением лишь случая, если бы кто отлучал тебя от Бога и любви Его. Если же никто не отлучает тебя, напрасно гневаешься. Но, как говорит апостол, от Бога и от любви Его никто отлучить не может, не только человек, но и скорбь, и меч (Рим. 8:35,39).

«Как нет ничего выше любви, так, напротив, нет ничего хуже ярости и гнева. Лучше пренебречь полезным и необходимым, чтобы избежать гнева. Так же как лучше принимать и переносить все неприятное, чтобы сохранить спокойствие любви и мира, потому что нет ничего гибельнее гнева и скорби и полезнее любви.» Преподобный Иоанн Кассиан Римлянин

Но люди часто обижаются, люди    гневаются.

Как этого избегать? Нам надо бояться гнева, нам надо бояться греха, то есть все время внимательно следить за собой. И когда нас переполняет гнев, мы ничего не можем поделать, а поскольку мы всего лишь люди, то даже и священника может переполнить гнев и раздражение. Внезапно он может обжечься горячей водой, которую неосторожно кто-то оставил, или на него может что-то упасть, и он будет в гневе в какой-то момент времени, и это естественная реакция наша, ничего мы с этим не сделаем.

Нужно знать за собой это и постараться удалиться, промолчать, успокоиться и только тогда вернуться к людям, чтобы не наговорить им какие-то гадости, потому что гадости повлекут отрицательную реакцию, и начнется эта цепная реакция ненависти, которую очень трудно остановить. Поэтому надо очень бояться себя в состоянии гнева. Если мы чувствуем, что к нам подкатывает гнев, мы должны тихо удалиться.

Преподобный Ефрем Сирин предостерегает:  «Гневливый утрачивает мир и здоровье, потому что и тело у него непрестанно истаивает, и душа скорбит, и плоть увядает, и лицо покрыто бледностью, и разум изнемогает, и помыслы льются рекой, и всем он ненавистен.»

Святитель Василий Великий учит: «Подчинившиеся страсти гнева не совершают ничего здравого.»

Есть как бы три уровня выражения этого гнева: внешнее выражение; второй уровень — это как бы внутреннее, когда мы мыслим гневным образом; и третье — это душевный уровень, когда мы внешне уже не проявляем гнев и мыслями уже себя убедили, что мы не должны гневаться, но душа все равно вся пребывает в гневе.

Мы должны постепенно, двигаясь от внешнего к внутреннему, освобождаться от этого гнева по поводу какого-то человека или какой-то группы людей. Сначала нужно постараться никаким образом не проявлять гнев внешне, потом учиться бороться с ним в мыслях. Бороться в мыслях лучше всего, видя собственные грехи, находя в себе такие поступки, которые похожи или даже хуже тех, что вызвали у нас такой гнев.

Наконец, когда душа болит и никакие доводы не помогают, тогда нам поможет таинство исповеди. Мы приходим и говорим батюшке, что мы исповедуем грех гнева, что гневаемся, не можем простить, раздражаемся и искренне каемся в этом, и хотим избавиться, и молим Господа избавить нас от этого обстояния бесовского. И священник отпускает нам этот грех, и тогда душа исцеляется.

Вот таким образом нам следует бороться с одним из смертных грехов — гневом.

 

  Можно ли возражать православному священнику?

 

Вообще отношение к священству, как мне кажется, в современном обществе неподобающее. Правда, я не могу судить, как это было в прошлые времена, но я могу судить, как это должно быть. Не оттого, что священник лучше, чем другие, но он несет на себе рукоположение, имеет в себе Духа Святого, которым совершает таинство. И если он проповедует в соответствии с Евангелием, совершает поступки в соответствии с Евангелием, дает нам советы в соответствии с Евангелием, то спорить с ним нельзя, потому что вы спорите не с ним, вы спорите с Богом, а гордым Бог противится. Спорить с Богом невозможно, он наш Творец. С Богом спорят только дьявол и слуги его.

Когда же священник говорит вам нечто мирское, когда он просто ведет себя как обычный человек, конечно, мы можем поспорить. Если он заблуждается, ошибается, мы можем уважительно объяснить, что он не прав тут или там, потому что он человек. Но если решаются вопросы, где дешевле купить обои или какая машина лучше, в принципе эти вопросы не надо обсуждать со священником, потому что для этого существуют другие специалисты. Но если вы находитесь в достаточно дружеских отношениях и говорите не только о церковных вопросах, то священник может заблуждаться, как и любой другой человек.

Проблема заключается в том, что со мной постоянно спорят именно по  вопросам евангельским, именно тем вопросам, в которых спор невозможен. И я ничего не могу сказать нового, я говорю: любите ближнего. Они говорят: мы любим всех, кроме вот этого, этого я любить не буду. Я говорю: нельзя так, вы не можете ни причащаться, ни исповедоваться, если не каетесь, несете в себе озлобление. «Ну и хорошо, ну и пожалуйста» — отвечают они, и больше я их не вижу..

Это очень частая ситуация: человек спорит со священником так, как будто это блажь священника, как будто он вчера это выдумал, пришел и все им рассказал. Поэтому, когда мы спорим с тем, что мы сами должны прекрасно понимать, это очень плохо.

Более того, священник не может вам сказать иначе, иначе он просто перестает быть священником. Если священник скажет вам: иди и возненавидь кого-то, иди и укради что-то, — он перестает быть, по сути дела, проповедником слова Божьего, он противоречит заповедям. Но такие случаи, я думаю, чрезвычайно редки. В таком случае, конечно, человек должен следовать Евангелию, а не следовать слепо своему духовному наставнику.

К сожалению, очень много сил уходит на эти бесполезные, никчемные споры. Вы спросите, зачем тогда вообще нужен священник, если прочел Евангелие и действуешь так, как там написано? Потому что грех накладывает пелену на глаза человека согрешившего, даже элементарные вещи он не видит.

Я помню, сидело несколько человек за столом, и каждый из них очень хорошо видел грехи своего соседа, но совершенно не видел своих грехов. Для этого и нужен священник, беседа со священником, чтобы он мог помочь вам видеть грехи свои. Конечно, может вам помочь и другой православный человек, но здесь есть опасность, что он может заблуждаться и дать не такой правильный совет, как даст священнослужитель. Необходимо следовать этим советам, коль скоро они соответствуют Евангелию. И неважно, насколько нам не хочется этого делать, потому что когда мы освободимся от греха гнева, от греха нелюбви к ближнему, наши глаза откроются, и мы увидим, насколько мы заблуждались, насколько не нужно было так привязываться к этому греху. А иногда люди так привязываются к греху, что говорят: не надо мне жизни вечной, не надо мне Царствия Небесного, я буду его ненавидеть, — вплоть до такого.

Что это за слова? Это слова безумца, и безумство это происходит от самого греха, который, как вирус, проникает в нашу душу и убивает ее изнутри. Вот для чего нужен священник: для этой беседы, для исповеди, для того, чтобы он мог через таинство покаяния отпустить грех искренне кающемуся человеку и таким образом открыть ему глаза, дать ему возможность продолжать жить.

 

Как помочь нашим детям?

 

Некоторые прихожане жалуются, что сейчас сложно найти свое место в жизни, нет каких-то готовых формул, чтобы человек мог пойти учиться, получить специальность, потом получить хорошую работу, потом жениться.

Эта размеренность и иллюзия стабильной жизни, которая, мы думаем,  была в прежние годы, а может быть, действительно была какая-то стабильность. Мы лишились этой стабильности сейчас, мир совершенно сошел с ума, ничего нам не гарантировано.

Люди получают прекрасное образование и остаются без работы, а люди без всякого образования преуспевают. Образование перестало быть настоящим залогом успеха, оно обесценилось. Информация сейчас чрезвычайно доступна; практически все, что необходимо, все, что человек изучает в университетах, в колледжах, можно получить в любой момент в Интернете совершенно бесплатно, поэтому произошло серьезное обесценивание образования.

Общество развивается, и становится все больше и больше лишних людей, которые этому обществу не нужны. И общество не знает, что с ними делать, обществу дешевле дать им денег на пропитание, дать им какое-то минимальное жилье и чем-нибудь их занять, чтобы они не сходили с ума и не устраивали революций или  прочих балаганов.

Церковь имеет чем занять человека. Человек, идущий к Богу, человек воцерковленный никогда не останется без дела, поэтому лучший совет, который мы можем дать нашим детям, как и самим себе, — это следовать за Христом. Следовать за Христом в том, что Он сказал нам как необходимое условие того, чтобы человек мог войти в Царство Небесное: накормить голодного, утешить плачущего, возлюбить ближнего, не осуждать, искать всяческим образом, как ты можешь быть полезен другому. И когда нам удается кому-то помочь, когда нам удается принять кого-то, кто в чем-то нуждается, то степень удовлетворенности, которую человек может получить в результате этого, ни с чем не сравнима: ни с заработками больших денег, ни с успехами по службе, ни с чем.

Хотелось бы привести цитату из Н.В.Гоголя из “Выбранных мест из переписки с друзьями”, “Христианин идет вперед”:

«Друг мой! считай себя не иначе, как школьником и учеником. Не думай, чтобы ты уже был стар для того, чтобы учиться, что силы твои достигнули настоящей зрелости и развития и что характер и душа твоя получили уже настоящую форму и не могут быть лучшими. Для христианина нет оконченного курса; он вечно ученик и до самого гроба ученик. По обыкновенному, естественному ходу человек достигает полного развития ума своего в тридцать лет. От тридцати до сорока еще кое-как идут вперед его силы; дальше же этого срока в нем ничто не подвигается, и все им производимое не только не лучше прежнего, но даже слабее и холодней прежнего. Но для христианина этого не существует, и где для других предел совершенства, там для него оно только начинается. Самые способные и самые даровитые из людей, перевалясь за сорокалетний возраст, тупеют, устают и слабеют. Перебери всех философов и первейших всесветных гениев: лучшая пора их была только во время их полного мужества; потом они уже понемногу выживали из своего ума, а в старости впадали даже в младенчество. Вспомни о Канте, который в последние годы обеспамятел вовсе и умер, как ребенок. Но пересмотри жизнь всех святых: ты увидишь, что они крепли в разуме и силах духовных по мере того, как приближались к дряхлости и смерти. Даже и те из них, которые от природы не получили никаких блестящих даров и считались всю жизнь простыми и глупыми, изумляли потом разумом речей своих. Отчего ж это? Оттого, что у них пребывала всегда та стремящая сила, которая обыкновенно бывает у всякого человека только в лета его юности, когда он видит перед собой подвиги, за которые наградой всеобщее рукоплесканье, когда ему мерещится радужная даль, имеющая такую заманку для юноши. Угаснула пред ним даль и подвиги  –  угаснула и сила стремящая. Но перед христианином сияет вечно даль, и видятся вечные подвиги. Он, как юноша, алчет жизненной битвы; ему есть с чем воевать и где подвизаться, потому что взгляд его на самого себя, беспрестанно просветляющийся, открывает ему новые недостатки в себе самом, с которыми нужно производить новые битвы. Оттого и все его силы не только не могут в нем заснуть или ослабеть, но еще возбуждаются беспрестанно; а желанье быть лучшим и заслужить рукоплесканье на небесах придает ему такие шпоры, каких не может дать наисильнейшему честолюбцу его ненасытимейшее честолюбие. Вот причина, почему христианин тогда идет вперед, когда другие назад, и отчего становится он, чем дальше, умнее».

К сожалению, современное общество не стимулирует поиск истины, не пропагандирует, никоим образом не учит людей просто бескорыстной доброте, просто искренней любви, искреннему вниманию к другим людям. Но мы пытаемся  хоть как-то показать нашим детям, что есть другой путь, что им не нужно стремиться к безусловному обогащению, к успеху, что это обогащение и успех ведут к смерти духовной, что если человек никому не помогает, ему незачем жить.

Сколько мы видим миллионеров посреди роскошных дворцов, которые накладывают на себя руки от безысходности, уныния и депрессии. Нужно неустанно повторять нашим детям, что рецепт счастья один, и этот рецепт дан нам Господом Творцом в девяти заповедях блаженства: блаженны нищие духом, блаженны плачущие о грехах своих, блаженны негордые, блаженны чистые сердцем, блаженны миротворцы, блаженны ищущие и жаждущие правды, блаженны кроткие и блаженны те, кто гоним за Христа, блаженны милостивые. Господь создал нас , и вложил в нас именно это. Ничто другое не может сделать человека счастливым.

Он не сказал, что человек будет счастлив, если он богат. Мы должны неустанно повторять это нашим детям и самим себе, перекрикивая телевизор, Интернет, советы друзей, потому что все остальное есть ложь, все остальное есть иллюзия. То, что где-то существует счастливая жизнь без Бога, это ложь.

Вот что мы должны стараться сказать, вот чему мы должны научить своих детей.

 

Можно ли молиться о счастье?

 

Можно ли молиться о собственном счастье? Или это не по-христиански, и надо молиться о даре пострадать за Христа?

Прежде чем ответить на этот вопрос, некоторые нужно пояснить: а что есть счастье? То есть для христианина счастье есть близость к Богу, возрастание в своем даровании духовном, жизнь церковная, помощь ближнему, возможность накормить голодного, одеть раздетого, утешить плачущего, послужить Господу — это все счастье, причем это счастье несравнимо ни с чем другим, никакое мирское счастье не делает человека таким счастливым.

Святой Нектарий Эгинский в своем труде «Путь к счастью» пишет: «Насколько заблуждаются те люди, которые ищут счастья вне самих себя – в чужих странах и путешествиях, в богатстве и славе, в больших владениях и наслаждениях, в удовольствиях и в пустых вещах, которые концом своим имеют горечь! Возводить башню счастья вне нашего сердца – это все равно что строить дом в месте, которое подвергается постоянным землетрясениям. Счастье находится в нас самих, и блажен тот, кто понял это… Счастье – это чистое сердце, потому что такое сердце становится престолом Божиим. Так говорит Господь для тех, кто имеет чистое сердце: “Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом” (2Кор. 6:16). Чего им еще может недоставать? Ничего, поистине ничего! Потому что они имеют в сердце своем величайшее благо – Самого Бога!» Преподобный Исаак Сирин говорит:«Душа, которая любит Бога, в Боге и в Нем одном имеет себе упокоение… На всех путях, какими ходят люди в мире, не обретают они мира, пока не приблизятся к надежде на Бога».

Но тот, кто задает вопрос, можно ли молиться о счастье, по всей видимости, предполагает мирские блага. Это вовсе не запрещено, и мы вовсе не должны стыдиться того, что большинство из нас живет в миру, и им необходимо многое. И хотя Евангелие нас учит, что Господь знает наперед все, что нам необходимо, и все нам дастся, и надо стремиться прежде всего к Царствию Небесному, остальное приложится нам, не грех молиться, если у мужа нет работы, чтобы он получил работу, о других мирских надобностях наших — это не грех. И такие мольбы, такие молитвы могут получить удовлетворительный ответ, который только укрепит человека в вере, который покажет человеку, насколько Господь присутствует в его или ее жизни, насколько Господь всеми силами пытается приблизить нас к себе. И если для этого необходимо вот такое укрепление нашей веры через совершение даже таких, может быть, простых чудес, как получение работы, как получение субсидированного жилья, еще каких-то вещей, еще каких-то надобностей, ничего грешного в этом нет.

Преподобный Ефрем Сирин учил: «Господь – премудрый раздаятель. Он смотрит на пользу просящаго, и как скоро видит, что просимое им вредно, или по крайней мере безполезно ему, не исполняет просимаго и отказывает в мнимом благодеянии. Он выслушивает всякую молитву, и тот, чья молитва не исполняется, получает от Господа столько же спасительный дар, как и тот, чья молитва бывает исполнена.

Приходят ли к Благому нуждающийся или должник – и первому дает, и последнему прощает. Посему оба от дверей Подателя отходят с дарами: нуждающийся получает избавление от нужды, а должник – оставление долга.

Всеми возможными способами Бог показывает, что Он – милостивый податель: дарит нас Свою любовию и являет нам милосердие Свое. А потому и не отвечает ни на одну неправильную молитву, исполнение которой принесло бы нам смерть и погибель.

Однакож и в этом случае, отказывая в просимом, не оставляет нас без весьма полезнаго дара в том самом, что устраняет от нас вредное, отверзает уже нам дверь щедрот Своих.

Посему будь уверен, что всякое прошение, которое не бывает исполнено, несомненно вредно; а то прошение, которое услышано, полезно.

Раздаятель праведен и благ и не оставит твоих прошений неисполненными, потому что в благости Его нет злобы и в правде Его – зависти.»

Мы все находимся на пути к Господу и не можем сразу перешагнуть через множество ступеней. Уже тот факт, что мы обращаемся к Господу с верой в то, что Он может нам дать, если такова воля Его, и со смирением, с пониманием того, что если Он нам не даст, это не оттого, что Ему жалко, не оттого, что Он не может, а оттого, что это нам просто неполезно, то такая молитва, безусловно, не может ставиться в вину человеку.

 

Почему священники носят черные рясы?

 

Почему священники носят черные рясы? Это цвет скорби и печали. Если бы они носили белые, то задали бы, почему носят белые; если бы носили красные, то задали бы, почему носят красные.

Во-первых, священники носят разные одеяния, и как раз чаще всего мы видим их в церкви в очень ярких и очень красивых одеяниях. Основной цвет богослужения — это золотой цвет. Наши фелони, наши облачения, та материя, которой покрыты аналои, престол, очень красивая. Когда мы празднуем праздники, связанные с Господом Иисусом Христом, облачение наше становится белым, и весь храм белый.

Когда мы празднуем и вспоминаем мучеников, священномучеников, мы облачаемся в красное. Когда мы вспоминаем пресвятую Матерь Богородицу, мы облачаемся в голубые цвета. Когда поминаем святых, облачаемся в зеленое, а также на Троицу и другие некоторые праздники. Во время поста есть фиолетовые цвета облачения, и в страстную Седьмицу — черные, сравнительно недавно появившиеся в нашей Церкви.

В повседневной жизни священник пытается быть как можно более скромным. Самый скромный цвет — это цвет черный, это как бы отсутствие какого бы то ни было цвета.

Почему священнику хорошо быть часто в своем одеянии? Потому что мы проповедуем своим внешним видом, потому что, появившись в каком-нибудь месте одетым, как подобает быть одетым священнику, в рясе, мы привлекаем к себе внимание людей, которые не придут в церковь и не зададут вопросы, так как еще не готовы к этому. Но видя соблазн такой легкой возможности пообщаться со священником в магазине, на улице, в парке они могут решиться и задать вопрос. И у священника есть возможность проповедовать даже своим внешним видом

Собственно, это и объясняет, почему священники выделяются среди общей массы. Если протестанты пытаются быть как можно ближе к обычной, обыденной одежде, православные священники придерживаются того кода, который был установлен много веков назад, потому что мы верим, что Бог не есть повседневность.

Для молитвы мы отводим лучшее наше время, лучшие наши силы, лучшие наши храмы. В наших деревнях российских всегда были бедные избы и великолепные храмы. К сожалению, в стране, в которой мы живем, великолепные дома и очень бедные храмы.

Так же и мы своим внешним видом стараемся проповедовать,  пытаемся привлечь как можно больше людей, чтобы у них была возможность увидеть священника среди толпы, задать ему вопрос и в конце концов, возможно, прийти в церковь.

 

Как привести к вере близкого человека?

 

Мы знаем, что к вере может привести только Господь Бог. Никакие наши доводы не смогут переубедить человека. К сожалению, в вопросах веры люди становятся безумны и слепы. Что бы мы им ни говорили, какие бы доводы ни приводили, да даже если бы мы стали совершать чудеса, пошли бы по воде, превратили бы воду в вино, все равно бы не уверовали. И это не новая вещь.

Вспомним притчу о бедном Лазаре и богатом человеке. Потом богач, уже будучи в аду и видя Лазаря-бедняка почивающим на лоне Авраамовом, просит Авраама: пошли его к моим братьям, если он придет из мертвых и скажет, чтобы они соблюдали заповеди, то они поверят и будут их соблюдать. Авраам отвечает: Моисею не поверили, пророкам не  поверили и воскресшему из мертвых тоже не поверят.

Человек удивительно упорен в своем нежелании верить. И только Господь может изменить это. Но и Господь не совершает насилия над человеком, потому что Господь дает человеку свободу воли.

«Господь любит нас, как Своих детей, и любовь Его сильнее любви матери, потому что и мать может забыть свое дитя, а Господь никогда не забывает нас.» [11]

Таким образом, все, что мы можем сделать по отношению к родному человеку, — это любить его, искренне проявлять к нему интерес, искренне быть готовым пожертвовать временем, вниманием, всем, чем необходимо, своему любимому человеку, уважать его, не обижать его, не давить на него, не относиться с презрением, ни в коем случае не осуждать. И тогда по любви этой те, кто не принадлежит к христианам православным, увидят, что действительно есть нечто особенное и в православии, и в тех, кто его исповедует.

Только спокойное отношение любви, только смирение, такое же спокойное, кроткое смирение, которое проявляет Господь по отношению ко всем нам, мы должны испытывать к любимому человеку или к любому другому человеку, который пока еще не пришел к вере. Придет время, и Господь найдет лучший момент для того, чтобы он обратился.

« Не ищите и не ожидайте любви от человеков, ищите всесильно и требуйте от себя любви и соболезнования к человекам.» [12] «Когда человек ощущает Божию любовь, тогда он начинает любить и ближнего своего, а начав – не перестает. … В то время, как плотская любовь по малейшему поводу испаряется, духовная – остается. В боголюбивой душе, находящейся под Божиим действием, союз любви не пресекается, даже когда ее кто-нибудь огорчает. Это потому, что боголюбивая душа, согретая любовью к Богу, хотя и потерпела от ближнего какую-то скорбь, быстро возвращается к своему прежнему благому настроению и охотно восстанавливает в себе чувство любви к ближнему. В ней горечь разлада совершенно поглощается Божией сладостью.» [13]

Если же мы, наоборот, будем осуждать человека, будем пытаться его воцерковить насильно, ничего, кроме ненависти, неприятия, раздражения мы не получим. Только любовь и смирение могут привести родного человека по воле Божьей к Господу.


Как понимать скорби в нашей мирской жизни?

 

Мы веруем в то, что все, что с нами происходит, происходит по воле Божьей, поэтому не может быть, чтобы какая-то скорбь, которая нам бы посылалась, была бы напрасной. Также мы верим в благую волю Господа. Опять же то, что он никогда не будет сотворять что-то, что повредит нам, то, что повредит нашей душе.

Как это ни странно, когда мы встречаем самые неприятные события, происходящие с людьми, и пытаемся вникнуть, пытаемся разобраться, почему они происходят, мы видим, какое благое воздействие они иногда оказывают на человека. Поэтому нужно помнить, что нет половинчатых решений, нет половинчатого отношения к Богу. Мы либо веруем всем своим сердцем, и тогда во всяком, даже мелком действии, во всяком событии своей жизни мы видим проявление Божьей воли, либо мы не веруем в Бога. Но когда мы пытаемся смешать оба этих подхода, тогда получается ерунда, тогда получаются какие-то бессмысленные страдания.

Авва Зосима говорил: «Бесы боятся, если увидят, что кто-нибудь, будучи подвергаем оскорблению, бесчестию, ущербам, всяким другим неприятностям, скорбит не о том, что подвергся этому, но о том, что не перенес этого мужественно, ибо понимают, что он вступил на истинный путь и имеет твердое желание ходить по заповедям Божиим.»

Дело в том, что у нас нет выбора: страдать или не страдать. Страдают все, даже тогда, когда люди сами не отдают себе отчет. Но есть страдания бессмысленные — это у тех, которые не видят воли Божьей, не понимают ее благость. Есть страдания осмысленные, которые действуют на нашу душу, дабы она возрастала, дабы она приближалась к Царствию Небесному. И всякое страдание, посылаемое Господом, именно такое.

Иногда нам не видно его значение, его назначение, к чему оно ведет, но для этого существует церковь, для этого существуют священники, для этого существуют духовные отцы, они помогут разобраться. Не всегда и они смогут увидеть, куда направляет Господь человека, однако если все время внимательно со сосредоточением наблюдать за собой, за направлениями жизни своей, если приходить на исповедь не раз в год, не два раза в год, а каждую неделю, тогда исповедь становится требованием твоей души, тогда причастие становится тем, без чего мы жить не можем, как в молитве нашей говорим: хлеб наш насущный даждь нам днесь. Это не только хлеб, который нам нужен для физической жизни, это и хлеб жизни вечной, который по обетованию Господа мы должны принимать, чтобы иметь эту сопричастность к Господу, эту жизнь в Господе вечную.

Преподобный Нил Синайский пишет: «Стыдно для нас благодарить Бога при добром и молчать при горестном положении дел еще более надо благодарить, когда страждем.»

Святитель Василий Великий учит: «Бог, как Врач человеческих душ, по свойствам болезней определяет и характер лечения, чтобы, когда нужно, очистить глубоко вошедшую порчу. Ясно это зная, будем всегда благодарить Его, даже если испытываем на себе сильное врачевание, очищаемые от разных видов нерадения.» Таким образом, если мы живем церковной жизнью, тогда любые скорби, посылаемые нам, воспринимаются нами со смирением и полезны нашей душе.

Святитель Феофан Затворник пишет: «”А Я говорю вам: не противься злому” (Мф. 5, 39), иначе – отдай себя в жертву своенравию и злобе людской. Но так и жить нельзя? Не беспокойся. Кто эту заповедь дал, Тот же есть и Промыслитель и Попечитель наш. Когда с полной верой, от всей души пожелаешь так жить, чтобы не противиться никакому злу, то Господь сам устроит для тебя образ жизни, не только сносный, но и счастливый. К тому же на деле бывает так, что противление больше раздражает противника и побуждает его изобретать новые неприятности, а уступка обезоруживает его и смиряет. От того бывает, что претерпи только первые натиски злобы – люди сжалятся и оставят тебя в покое. А противление и месть разжигают злобу, которая от одного лица переходит на семью, а потом из поколения в поколение.»

Рассказывают о монахах, которые, долгое время не испытывая никаких скорбей, начинают беспокоиться и говорят: Господи, Господи, почто забыл меня, почто оставил меня? Потому что они понимают, что скорбь есть польза, скорбь есть та тренировка нашей воли, души, нашего смирения, которая позволяет нам возрастать в Господе.

А если мы будем вести бездумную, сытую, пустую жизнь, то никогда наша душа никуда не возрастет, как семя посеянное не взойдет, не даст никакого плода и сгниет напрасно.

Человек, который хочет, чтобы вы знали о его чувствах и мыслях, всегда рассказывает вам о них. Так же поступает и Бог, с той только разницей, что Он всегда говорит правду.

Всё, что Он говорит о Себе или о нас  –  абсолютная истина. Его слова заслуживают больше доверия, чем все наши чувства, мысли и ощущения. Всё, что говорит Бог, истинно и непреложно. Мы смело можем положиться на каждое Его обещание. Каждое Его слово верно.

Хотели ли бы мы никогда не совершать ошибок? Можете ли вы себе такое представить? Бог никогда не ошибается. Его мудрость безгранична. Он знает всё, что происходит в нашей жизни, как и почему это происходит. Он знает всё и о прошлом, и о будущем. Нам не нужно сообщать Ему “свежие новости”, советовать или убеждать поступить правильно. Он безусловно сделает это, потому что Он свят и благ во всем.

Если мы доверимся Ему, Он никогда не сделает ошибки из нашей жизни, никогда не оставит и не предаст. Во все времена, во всех обстоятельствах Его решения благи и достойны доверия. “Да не постыдятся и все надеющиеся на Тебя…”.

Бог доказал Свою любовь к нам. “Ведь Бог так полюбил этот мир, что отдал своего единственного Сына, чтобы каждый верующий в Него не погиб, но имел вечную жизнь”. Бог даровал нам жизнь вечную. Что такое вечная жизнь? “Ведь вечная жизнь состоит в познании Тебя, единственного истинного Бога, и Иисуса Христа, Которого Ты послал”.

Если мы выбрали свой собственный путь  –  жизнь без Бога, в этом повинен каждый. Мы предпочитаем жить по своим законам, а не так, как угодно Богу. Мы либо открыто не повинуемся Богу, либо просто не обращаем на Него внимания. Такую жизненную позицию Библия именует грехом. Мы все находимся в одинаковом положении “Все согрешили, и лишены славы Божьей”. Каждый из нас страдает от последствий своего греха, “ведь возмездие за грех  –  смерть”.

Бог свят, а мы грешны, поэтому нас разделяет огромная пропасть. Никакие попытки заполнить пустоту в душе работой, отношениями с людьми, деньгами, спортом не могут увенчаться успехом, поскольку причина проблемы  –  наш отход от Бога  –  остается без должного внимания.

Есть ли решение этой проблемы греха? Пожертвовав ради нас Своей жизнью, Иисус Христос открыл нам путь к общению с Богом. Иисус Христос  –  личность, равной которой не знала история. “Иисус говорил: “Я  –  есть путь, истина и жизнь. Никто не приходит к Отцу, как только через Меня””. Он может примирить нас с Богом. “Когда-то вы были далеки от Бога и враждебны Ему в своем разуме, направленном на злые дела. Но сейчас Бог примирил вас с собой тем, что Христос в своем земном теле прошел через смерть”. Иисус Христос имеет власть над смертью: “После своего страдания Он представал перед людьми живым со многими доказательствами. Иисус являлся им еще в течение сорока дней и говорил о Божьем Царстве”. Иисус принял на Себя наказание за наш грех, отдав Свою жизнь на кресте. Воскреснув из мертвых, Он лишил грех смертоносной силы. Иисус Христос предлагает нам вернуться к Богу и освобождает от власти греха. Чтобы узнать Бога и начать общение с Ним, необходимо принять Христа. Нам нужно принять Бога. “Но всем тем, кто Его принял и кто поверил в Его имя, Он дал власть стать детьми Божьими”.

Принять Бога  –  значит признать перед Богом свою вину за то, что отвернулись от Него; поверить в то, что Бог полностью простит нам эгоцентризм на том основании, что Христос уже заплатил за наш грех Своей смертью; принять решение следовать за Христом и признать Его своим Господом.

Если что-то в этом мире обретает бытие, это, как правило, вызвано чем-то еще. У книги есть автор. Музыка написана композитором. Всё, что имеет начало, точку отсчета, имеет причину, по которой оно начало существовать.

Возьмем, к примеру, Вселенную. Когда-то ученые придерживались теории о том, что Вселенная существовала всегда и не имела начала.

Космологический аргумент сейчас называет “большой взрыв” точкой отсчета, началом существования Вселенной. Наша Вселенная с пространством  –  временем  –  материей  –  энергией, по мнению большинства современных ученых, имела определенный и единственный начальный момент своего существования.

Так как она существовала не всегда, а когда-то появилась (была уникальная точка отсчета ее начала), значит, другая реальность вызвала ее появление или стала причиной ее создания.

Всё, что мы видим вокруг, имеет начало. Бог, однако, принадлежит к другой категории, и так и должно быть. Бог отличается от всего в природе и в жизни людей, от всего, что есть в мире, тем, что Он всегда существовал, и существовал независимо от всего, что Он создал. Бог  –  бытие, не зависящее ни от кого и ни от чего, самодостаточное. Именно таким Бог изображен в Библии, именно таким открывается Бог людям. Почему Бог должен быть таким?

Нашу Вселенную нельзя объяснить никак иначе. Сама себя она не могла вызвать к существованию. Она не существовала вечно. И она не могла бы быть сотворена чем-то, что само было сотворено. Было бы непоследовательным утверждать, что Вселенная была сотворена Богом, но Бог в свою очередь был сотворен Богом, обладающим силой второго порядка, кто, в свою очередь, был создан Богом, обладающим силой третьего порядка и так далее. Как убедительно утверждал Аристотель, должна быть реальность, служащая первопричиной, сама же в первопричине не нуждающаяся (вызывающая движение, сама же остающаяся неподвижной). Почему? Потому, что если есть бесконечное обратное движение первопричин, тогда, по определению, весь процесс не начался бы никогда.

Рассмотрите основные религии мира и найдете, что Будда, Мухаммед, Конфуций и Моисей называли себя учителями и пророками. Никто из них не приравнивал себя к Богу. Ко всеобщему удивлению, это было сделано Иисусом. Это и отличает Иисуса от всех остальных. Он сказал: Бог существует и вы видите Его. И хотя Он говорил о Своем Небесном Отце, делал Он это, находясь не в положении разделения с Ним, но единства, уникального для всего человечества. Иисус сказал, что любой, кто видел Его, видел Отца: любой, кто верит в Него, верит и в Отца.

Он произнес: “Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни”. Он заявлял, что имеет качества, свойственные только Богу: способность прощать людям их грехи, освобождать их от греховных привычек, давать людям жизнь с избытком и вечную жизнь на Небесах. В отличие от других учителей, которые пытались привлечь внимание людей к своим словам, Иисус указывал людям на Себя. Он не говорил: “Следуй моим словам, и познаешь истину”.Он сказал: “Я есмь путь, и истина, и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня”.

Что нам открыто о Божьих мыслях, ожиданиях, чувствах по отношению к человечеству? Иисус Христос показал, что Бог нежен и любящ, Он знает о нашем эгоизме и недостатках. И тем не менее он глубоко желает иметь отношения с нами. Иисус открыл, что, хотя Бог видит нас грешниками, заслуживающими Его наказания, Его любовь к нам взяла верх, и Бог решил послать Своего Сына принять наказание за наши грехи. Иисуса мучили, избивая плетью с девятью острыми наконечниками. “Венец” с двухдюймовыми шипами вонзили Ему в голову. Затем пригвоздили Его к кресту, вонзив в деревянный крест гвозди, которые прокололи Его руки и ноги. Учитывая все Его чудеса, эти гвозди не могли удержать Его на кресте; Его любовь к нам сделала это. Иисус умер за нас, ради того, чтобы мы получили прощение. Из всех религий, известных человечеству, только через Иисуса вы увидите, как Бог пытается достигнуть человечества, проложив путь для наших отношений с Ним. Иисус являет Божье сердце, исполненное любви, отвечает на наши нужды и привлекает нас к Себе. Благодаря смерти Иисуса мы можем иметь прощение, быть полностью принятыми Богом и искренне любимыми Им. Бог говорит: “Любовью вечною Я возлюбил тебя и потому простер к тебе благоволение”.

Я вам хочу сказать на своем опыте и на опыте тех, кто полагается на Господа. Когда вы начинаете свои мысли и поступки соизмерять с Евангелием, всей своей жизнью начинаете служить Богу, то Он полностью берет на себя все, связанное с вами. В этом человек начинает убеждаться не просто раз в год, а буквально каждый день.

Допустим, у нас в доме живет много людей, и раньше матушка очень беспокоилась, что не хватит места, но из раза в раз места хватало всегда всем. Кто-то отменял, кто-то добавлялся, но места всегда хватало всем. И мы перестали считать, и по-прежнему места всегда всем хватает.

Есть такая притча, что в одном монастыре было очень мало хлеба, вокруг монастыря все голодали. Пришли к игумену и спросили: что делать, люди просят хлеба. Он сказал: дайте им хлеб. И они начали давать хлеб. Хлеба в монастыре было очень мало, но он не кончался.

Тот же принцип по раздаче пяти хлебов, которые тоже не кончаются, их было очень мало, пять, Господь руководствуется этим принципом во всем. И когда мы перестаем беспокоиться о похлебке ежедневной и начинаем беспокоиться о мире в душе, о любви, о внимании к ближнему, тогда Господь принимается заботиться о нас.

И это не пустые слова, мы руководствуемся личным опытом. Если вы ни разу не полагались на Него ни в чем, то вы Его испытайте, дайте Ему маленькое задание, что-нибудь маленькое, о чем вы беспокоитесь, доверьте Господу и посмотрите, что из этого выйдет. Но только надо, как говорится в том анекдоте, хотя бы купить лотерейный билет, то есть хотя бы помолиться и хотя бы попросить то, что вам нужно. Но, конечно, не просите то, что противоречит тому, что Господь считает и знает, что вредно для нашей души. Но если ничего особенно вредного в этом нет, то попросите, и если дастся вам. Доверьте Ему еще что-нибудь.

Господь не врывается в наши жизни громко, с криком, с шумом, Он очень нежный и ласковый, Он очень тихо присутствует, невидимо. Но Его присутствие начинаешь чувствовать, как воздух, только тогда, когда этого воздуха начинает не хватать. Поэтому давайте начнем по чуть-чуть доверять Господу небольшие вещи, и тогда постепенно мы сможем убедиться, во-первых, в Его присутствии, во-вторых, в Его великолепной способности все сотворять во благо всем. Даже что-то нехорошее Он способен превращать в хорошее. То, что делается с молитвой, то, что делается с мыслью о Господе, всегда превращается во благо.

 

Что такое  «Божий гнев»?

 

Гнев Божий. Мы часто встречаем это, в основном, конечно, в Ветхом Завете. Всякое слово человеческое о Боге не может быть точным, не может точно обрисовывать то, что невозможно увидеть человеку, то, что невозможно постигнуть человеку, поэтому мы придаем Богу некие человеческие функции: гнев и так далее. Но смысл этот в проявлении страха Божьего, то есть в принятии законов Божьих. И в том, что если человек не исполняет эти законы, то жизнь его подвергается опасности, счастье его подвергается опасности.

Ведь заповеди Божьи так и построены: не делай этого, не делай того. Многие запреты, которые существуют в нашей обычной жизни, предохраняют нас от чего-то опасного: не ходи по железнодорожным путям или не влезай на вышки электропередач, а то убьет.

Также и Господь предупреждает нас, какие действия не следует производить. И когда мы все равно их производим, не каемся, укрепляемся в грехе, не желает никаким образом от него освободиться и наступают последствия, то мы называем эти последствия карой Божьей, гневом Божьим.

В православии существуют два подхода. Один подход более мягкий, когда мы утверждаем, что Господь никогда не попускает ничего жесткого в отношении человека и что все, что с нами происходит, происходит непосредственно от нас самих, по нашей вине. Но когда мы наблюдаем жизнь и чем больше мы наблюдаем наших прихожан и другие судьбы, мы видим, что иногда в жизни человека происходят очень жесткие события.

Допустим, Даниил Сысоев трактовал это именно так, как трактует Ветхий Завет. Да, если человек не соблюдает законы Божии, то это опасно для него, это так же опасно, как нарушать законы гравитации, пытаться пройти по воздуху на высоте десятого этажа. Да, это опасно. Да, существует кара Божья. Да, человек, совершающий грех, может ожидать, что с ним может произойти нечто, что будет равносильно и равноценно тому греху, который он совершает.

И нередко мы это наблюдаем, когда принимаем исповедь человека и видим, какое это страшное событие в его жизни. Нередко мы находим некий грех, совершенный раньше, который как бы является причиной этого страшного события, неразрывно с ним связан.

Но в чем наше спасение? Спасение наше в Новом Завете. Новый Завет, данный нам с приходом Господа нашего Иисуса Христа, Который дал Себя распять за грехи мира, Который дал нам возможность получать прощение грехов. Новый Завет дал священникам православным, прямым наследникам апостольской власти, прямым наследникам Христа в том, как они могут прочитать разрешительные молитвы и освободить грешника кающегося от греха, — вот этот Новый Завет дает нам спасение от кары Божьей, от гнева Божьего, потому что, придя на исповедь и сокрушенным сердцем исповедуя свои грехи и каясь, мы получаем по милости Божьей прощение. И если что и совершается в нашей жизни после этого, то это уже не какое-то страшное событие, а лишь малое напоминание о том грехе, который мы совершили, дабы мы не забывали о нем, дабы мы не совершали его снова, дабы страсть, которая привела к этому греху, искоренялась бы постепенно, через воспоминание об этом грехе. Поэтому скорби, которые нам посылаются, гораздо мягче и больше необходимы для воспитания нашей души, чем для какой-то серьезной встряски.

То есть иногда бывает у человека выбор: он может прийти и покаяться, искренне покаяться и попытаться изменить свою жизнь, и он получит по милости Господней оставление грехов и прощение. Либо Господь вразумит его самими событиями его жизни и приведет его так или иначе к покаянию или к осознанию того, что он совершил.

Конечно, возможность покаяния гораздо лучше, гораздо легче переносится нами, чем серьезные невзгоды, которые иногда нам посылает жизнь. Вот о каком гневе Господнем мы говорим, когда упоминаем гнев Господень и кару Божью. Да, Господь милостив, да, Господь судит нас, в чем застанет. Если мы в покаянии, если мы принесли свое покаяние, попросили прощения, Он уже не судит нас о грехах наших, ибо исповедь освобождает нас от этих грехов.

Если же мы не желаем освобождаться от греха, Господь как мудрый учитель, как мудрый воспитатель вразумляет нас обстоятельствами нашей жизни, чтобы рано или поздно мы обратились к Нему.

 

Отношение Православной церкви
к психологии

 

Очень часто задают вопросы, каково отношение православия к той или иной области знания, к той или иной области человеческой жизни. Но большая часть этих областей нейтральна.

Что есть психология? Психология — это огромная область человеческого знания, наука и практика, изучающая душевное состояние человека. Она граничит, с одной стороны, с философией, с другой стороны — с психиатрией. И это огромная область, в которой существует очень много течений и очень много различных теорий. Некоторые теории частично соответствуют взгляду православному, например теория Маслоу, американского психолога о пирамиде потребностей.

Действительно, существуют базисные потребности, потребность в любви, потребность в приятии обществом, потребность в познании, потребность в красоте и потребность в самореализации. В принципе с этим православие не спорит. Однако далее Маслоу уже не подразумевает именно религиозного перевоплощения человека, как бы его самореализации за счет его веры. И здесь психология в этой теории останавливается.

Существует теория Фрейда, неприемлемая для православного взгляда. Мы не верим в то, что мир движим сексом и агрессией. Однако они вполне объяснимы, если мы вспомним, что православие учит, что мир сей лежит в грехе. И действительно, у людей, которые подвержены греху, страсти являются главными путеводными звездами в жизни, и они не желают принести покаяние, далеки от Бога.   Возможно, мотивы их поступков могут корениться в различных страстях.

Сейчас появилось понятие православной психологии. По сути дела, мы верим, что церковь может полностью исцелить человека. Даже во время исповеди священник иногда говорит: знай, что ты пришел в лечебницу, дабы не уйти тебе неисцеленным.

Мы верим, что человек верующий, приносящий покаяние, прибегающий к таинствам церкви, не будет подвержен ни депрессии, ни неврозам, ни, упаси Боже, еще более тяжелым заболеваниям.

Однако существует понятие «православная психология», и в принципе в таком случае православие не противится использованию психологами принципов воспитания смирения, понимания устройства мира по законам Божьим. Такая психология может быть даже очень полезна, хотя в принципе церковь самодостаточна и не нуждается ни в каких научных психологических изысканиях.

Уже две тысячи лет мы освобождаем людей от уныния, депрессии, препятствуем самоубийцам, исцеляем души от скорби, от чувства потери, несем людям любовь через нашу Церковь.

Однако современный мир полон людей, далеких от Церкви, и если есть возможность им прийти к вере и успокоить свою душу через православную психологию, которая стала теперь появляться, то, конечно, мы это можем одобрять.

 

 Как верующему человеку справиться с сомнениями в вере?

 

Главная проблема человека в том, что он слишком надеется на собственный ум. Однако чем внимательнее мы изучаем обстоятельства нашей жизни, тем больше убеждаемся в том, что ум весьма ненадежный советчик. Когда мы поступаем по собственному разумению, мы нередко ошибаемся, очень часто разные вещи вводят нас в заблуждение.

Сомнения именно и приходят к нам от излишней уверенности в собственном уме. Мы читаем Библию, и вдруг нам приходит какая-то мысль, мы читаем Евангелие, мы читаем святых отцов, мы читаем жития святых, и сомнения всегда возникают от чрезмерного многомудрия, которое всегда вредно.

Понимая ограниченность своего ума, понимая то, что нас очень легко ввести в заблуждение, что существуют силы, которые действуют на наш ум, ослепляя его, вводя его в заблуждение, мы должны каяться в своих сомнениях, мы должны ставить веру православную в основу своей жизни. И не зря на исповеди первый вопрос: веруете ли, как учит Православная церковь? И если не веруете, то в чем сомнение? А если имеете сомнение, то каетесь ли? Потому что не зря покаяние по-гречески — это метаноя, изменение знания. То есть человек меняется при покаянии таким образом, что вдруг имеющиеся сомнения растворяются, словно и не существовали, словно это было наваждение.

Таким образом, надо быть очень осторожным, прислушиваясь к собственному уму.

 

 Как понять волю Божию о себе?

 

Как распознать в себе таланты, как понять, для чего ты живешь, для чего ты предназначен в этом мире?

Святые отцы отвечают на этот вопрос, что Господь общается с нами через Евангелие и через обстоятельства нашей жизни. Мы просим что-то в молитвах, мы задаем вопросы, мы мучаемся какими-то дилеммами. Сами обстоятельства нашей жизни подскажут нам, как правильно поступать. А также Евангелие, часто прибегая к чтению Евангелия, мы находим там ответы.

Во-первых, мы должны понять, что всякий талант, данный нам от Господа, должен быть использован во славу Божию, поэтому нужно внимательно рассмотреть свою жизнь, рассмотреть, что мы умеем делать лучше всего, к чему лежит наше сердце и как эти свои способности мы сможем применить во славу Божию.

Практически любое благое дело, любая профессия, любое начинание может быть применено во славу Божию — не для стяжания богатства, не для стяжания земной славы, а именно во славу Божию, в помощь людям, во благие дела.

Таким образом, мы должны все время наблюдать за собой и смотреть. Если кто-то умеет хорошо говорить и располагать к себе людей, он может учиться православию и рано или поздно стать проповедником. Не обязательно он должен быть священником, не обязательно он должен быть мужчиной. Проповедь может идти не только словесная, проповедь может заключаться в поступках, делах, смирении.

Если человек умеет хорошо рисовать, возможно, он может стать иконописцем. Если человек хорошо умеет петь, имеет музыкальный слух, он может участвовать в песнопениях, он может участвовать в хоре церковном. Нет ничего выше и лучше, чем совершать церковную службу. Именно совершающим церковную службу сослужат ангелы, и большего удовлетворения и счастья в церкви получить невозможно, как быть частью совершающейся церковной службы. Те, кто поет в церковном хоре, те, кто сослужит, безусловно, с этим согласятся.

Не обязательно свои таланты применять только в церкви. Сказано нам: накорми голодного, одень нагого, посети того, кто в темнице. Множество, множество различных возможностей представляется нам. чтобы проявить свой талант во славу Божию и во имя любви к ближнему. Просто все время необходимо с вниманием рассматривать свои способности, свою жизнь и сонаправлять ее с тем, как учит нас Евангелие, и с тем, как меняются обстоятельства нашей жизни.

Господь, когда будет уверен в нас, начнет посылать нам тех людей, которые будут нуждаться в нашей помощи, в нашей поддержке. Он милостив и к тем людям, которые нуждаются в помощи, и к нам. Если мы еще не готовы, то Он не посылает к нам тех, кого мы обидим, которым мы не сможем сделать то, что необходимо, совершив только дополнительные грехи. Поэтому нужно с терпением и смирением рассматривать свое состояние, читать Евангелие, молиться, и  нам постепенно откроется, каков наш талант, не обязательно один и не обязательно это будет один и тот же талант в течение всей жизни. Мы знаем много случаев, когда люди одним образом служили Господу, а потом начинали служить Господу совсем другим образом, но обязательно рано или поздно наша жизнь войдет в соответствие с волей Божией о нас.

 


 Что делать, когда на душе неспокойно?

 

Мы называем такое состояние «обстояние бесовское». Бесы внушают нам уныние, отчаяние, бесы наваливаются на нас тяжестью, и то состояние, в котором мы пребываем, является результатом этого нападения. Иногда ничего невозможно поделать, Господь попускает это для того, чтобы мы могли развивать свою душу, чтобы мы научились бороться. Это называется «духовная брань». Но лучшего способа нет, как обдумать грехи свои, буквально взять книгу, где описываются различные грехи, подготовка к исповеди, и снова перечитать то, что там написано, и подумать: а не совершал ли я такого греха, или такого греха, или такого греха?

И поняв, что мы совершили, обязательно запомнить это, прийти в церковь, прочитать все необходимые молитвы перед причастием, три канона: канон покаянный Господу Иисусу Христу, канон Пресвятой Богородице, канон ангелу-хранителю, последование к причастию, попоститься, прийти в церковь и исповедовать свои грехи с сокрушением сердца и после этого причаститься со вниманием и сосредоточением.

Как правило, после исповеди и причастия бесовское наваждение, такое бесовское состояние отступит. Но если оно не отступит, то нужно это повторять и повторять до тех пор, пока через покаяние и причастие бесы не оставят нас.

Я сам испытывал недавно тяжелое состояние, очень похожее на бесовское наваждение, и молился, и просил освободить меня от этого обстояния бесовского и, к сожалению, не помогало. И только после того как я совершил подробную исповедь отцу Милану, после того как я причастился, я полностью приобрел душевный покой, какое-то мирное состояние духа.

Все зависит от того, в каком состоянии находится наша душа. И если попускается Господом такое испытание, мы должны его выстоять со смыслом и с пользой, а не опуститься на более низкую ступень нашего духовного развития, прийти в отчаяние, перессориться со всеми, возроптать на Господа, и прочее, и прочее, и прочее, что и я совершаю, и многие из нас совершают.

И когда мы объединяемся вместе в молитве, в беседе, когда читаем святых отцов, когда приходим в церковь, нам легче бороться с такими обстояниями бесовскими. Именно поэтому так важна наша церковная община, где общение друг с другом позволяет укреплять друг друга и способствует спасению наших душ.

«Совершенство любви заключается в соединении с Богом; преуспеяние в любви сопряжено с неизъяснимым духовным утешением, наслажде-нием и просвещением. Но в начале подвига ученик любви должен выдержать жестокую борьбу с самим собою, с глубоко поврежденным естеством своим: зло, природнившееся грехопадением естеству, сделалось для него законом, воюющим и возмущающим против Закона Божия, против закона святой любви» [14]

 

Что значит «блаженны нищие духом»

 

Слова «блаженны нищие духом», слов, которыми начинается Нагорная проповедь, которую мы впервые встречаем в Евангелии от Матфея в 5-й главе, часто интерпретируются неправильно. Единственно верная интерпретация этих слов — то, как учат нас святые отцы. Значение этих слов: блаженны не гордые, блаженны смиренные, блаженны те, кто не считает, что у них есть особые духовные дары; блаженны те, кто ищет помощи Господней и не надеется на себя, не надеется на князей человеческих, а надеется на Господа.

Блаженны нищие духом — это те, кто приходит в церковь, дабы просить, молить о ниспослании Святого духа на них, и тогда действительно их будет Царство небесное, по обетованию Господа. Многие спекуляции по поводу других объяснений — это всего лишь искаженное понимание, поэтому нам всегда надо помнить, что первая заповедь блаженства, данная нам Господом Иисусом Христом, — это заповедь «хотите быть счастливы — не будьте гордыми», потому что гордым Бог противится, а смиренным посылает благодать.

Сегодня мы читали Евангелие от Матфея, где описывается, как Господь Иисус Христос накормил людей пятью хлебами и двумя рыбами.

Повсюду в Евангелии встречаются притчи и примеры того, что Господь обеспечит верующих в Него всем необходимым, что по вере их воздастся им все необходимое. И даже в молитве, которую Господь дал нам, отвечая на вопрос Своих учеников: как нам молиться? — в молитве Отче наш сказано: Хлеб наш насущный даждь нам днесь.

Господь всюду указывает, что то, за что люди борются, то, что люди ставят во главу угла, является самым неважным. Он все время пытается показать, что те, кто пытается собирать эти временные сокровища на земле, уподобляются людям безумным.

Помните притчу о богаче, который собрал обильный урожай  , он наполнил свои житницы и сказал: вот теперь я буду благоденствовать. А Господь говорит ему: Безумец, сегодня же ночью отворю дух твой (то есть возьму дух твой). Кому все это будет?

И так многократно Господь повторяет: не печитесь о хлебе, живите, как птицы небесные. На это люди начинают хихикать, начинают сердиться, начинают утверждать: а кто будет кормить моих детей? и так далее.

Но Господь указывает, что те, кто пытается накапливать, являются причинами того, что другим не хватает. Вспомните притчу про Лазаря. Лазарь был бедняк, который сидел у врат богатого человека. Он был очень бедный, собаки лизали его струпья, он питался крошками, которые ему попадали. Наконец и богатый человек, и Лазарь умерли, и Лазарь пребывал на лоне Авраамовом, а богач соответственно в аду мучился.

Опять же показано, что из-за того, что богач хотел себе побольше и не хотел достаточно обеспечить этого бедняка (других грехов не указано там), он попадает в ад. То есть что происходит?   Если делиться друг с другом, как с братьями и сестрами, то всем всегда всего будет хватать. А то, что ограниченность ресурсов является основной проблемой мира, это внушение дьявола: таким образом он пытается увести нас от Бога, думать, что мы можем обмануть судьбу, обмануть Бога, что мы можем накопить денег на всю оставшуюся жизнь, думать, что деньги могут принести нам покой, счастье, — это все есть иллюзия, и мы многократно в этом убеждаемся, что как только у нас появляются деньги, то очень часто они приносят нам горе. Появляется зависть у тех, кто знает, что у нас есть эти деньги, появляются другие проблемы, мы начинаем этими деньгами распоряжаться неразумно, приносим вред себе, другим либо ударяемся в сребролюбие и сидим над этим златом, чахнем.

Вдумайтесь и вспомните: когда у вас были деньги, как вы их потратили, было ли это действительно хорошо? Когда Господь вас испытывал богатством, было ли действительно это счастьем? И вы наверняка вспомните, что наличие денег отнюдь не делало нас счастливыми.

Поэтому попытка, как белочка, запастись на всю оставшуюся жизнь, совершенно бесполезна. Более того, она чрезвычайно вредит нашей душе, она вредит и тем, кому не хватает. Мы не должны относиться ни к деньгам, ни к благам, ни к талантам своим как к чему-то, принадлежащему нам. Это все дается нам Господом Богом, поэтому мы должны относиться к этому бережно и смотреть, кому мы можем передать это, кто находится сейчас в нужде, кому это может пригодиться.

При таком подходе Господь, видя, что мы распоряжаемся тем, что Он дает нам, разумно, начнет давать нам даже больше, но не для нашего с вами богатства, а потому что понимает, что мы сможем помочь большему количеству людей, и так далее.

Таким образом, получается, что деньги являются великим регулятором отношений человеческих. Они являются великим испытанием, которое Творец дает нам в нашей земной жизни. Казалось бы, такая земная, низменная вещь, как деньги, упоминается в Евангелии буквально на каждой странице: материальные блага, виноградники, сокровища — практически все вещи, которые Христос пытается разъяснить людям, разъясняются на примере денег.

Когда-то я преподавал нескольким ученицам, у которых были сложности с математикой. Пока мы считали орехи, они не могли их сосчитать, но как только мы перевели это на деньги, считать они стали замечательно.

Таким образом, получается, что Господь полагает, что деньги — это не что-то оторванное от духовной жизни, а именно являются главным и сильнейшим соблазном и испытанием, как мы ими распоряжаемся, как мы к ним относимся. Многие люди считают отсутствие денег или необходимость их зарабатывать абсолютным оправданием. Они готовы бросить Церковь, бросить веру, бросить все что угодно, потому что им надо ходить на работу в воскресенье, а дьявол обязательно будет давать им работу так, чтобы им приходилось работать в воскресенье — именно тогда, когда нужно идти в храм.

И вообще дело в том, что Господу надо принадлежать не только в воскресенье, а во все дни живота своего. И если мы будем жить таким образом, то жизнь наша наполнится истинным смыслом, тем смыслом, который был вложен в нас с момента нашего творения, потому что мы твари Божии, созданные по образу и подобию Божию, и что бы мы с собой ни сделали, все равно мы не сможем стать тварями, созданными только для потребления, для каких-то земных удовольствий. Мы все равно никогда не будем этим удовлетворены и никогда не будем счастливы.

О РАДОСТИ

 

Радость должна быть основным чувством православного христианина, а источником её является вера. Вера же не должна зависеть от тех или иных событий, и в особенности от их отсутствия. Взглянул на иконы, вспомнил о вере своей —  и радость вновь сияет в душе. Таким образом, постоянная радость —  вот к чему должна стремиться христианская жизнь. Если даже и случится какое огорчение, то, ясное дело, человек опечалится. Не стоит требовать от себя холодности неестественной или фальшивой радости там, где они неуместны. Однако, как только события и чувства, ими вызванные, немного улягутся,  следует поразмыслить, что всякая скорбь посылается нам Господом для некой пользы душе нашей, а посему даётся нам с целью избавить нас от какой-то страсти, уврачевать маловерие, укрепить веру.

Размышляя так, мы должны умозаключить, что происшедшее есть неоспоримое доказательство участия Божьего в нас, и сие рассуждение должно привести нас к решению, как нам надлежит поступить по-евангельски в данной ситуации, а избрав евангельский путь, душа наша вновь станет способной вернуться к радости, которая должна стать её самым обычным, привычным и естественным состоянием.

Нет на свете большего наслаждения, чем дарить безымянно и безвозмездно, вне всяких налоговых соображений и расчетов… Дарить просто так, без всякого намека на благодарность и даже без всякой надежды на то, что подаренное принесет какую-либо пользу…

К сожалению, хмурая общественность не поощряет подобных порывов. Какая-то постановил много веков назад постановила, что человек – существо глубоко рациональное, и за просто так ничего делать не будет. Это смешно. Человек – самое нерациональное существо во Вселенной.

Вот Бог, говорят, другое дело… А куда человеку до Бога! А я не вижу большой разницы! Когда Гераклита Эфесского спрашивали: «Кто такие боги?», он отвечал: «Боги – это бессмертные люди», а когда его спрашивали: «А кто такие люди?», он отвечал: «Люди – это смертные боги». И добавлял: «Бессмертные смертны, смертные бессмертны, одни живут за счет смерти других, за счет жизни других умирают».

Если и выйдет такая несуразица, что человеку удастся совершить какое-нибудь доброе дело добровольно и не называя своего имени, то сделает он это лишь для того, чтобы потешить собственное самолюбие или из каких-нибудь иных, знаете ли, потусторонних соображений, уповая на то, что, мол, Бог все видит, авось когда-нибудь и зачтется… То есть, дескать, никак не может действовать человек из неэгоистических побуждений, и даже самопожертвование имеет корыстную подоплеку…

Как звали того гада, который пустил эту дурную мысль по свету? Вы догадываетесь? Да, да… Все тот же яблочный соблазнитель, из-за которого нас выгнали из рая. Ну а у него всегда находилось довольно попутчиков и приверженцев, которые, сами того не осознавая, поддакивали и подблеивали сами знаете кому…

Один из его верных последователей, беспокойно бредящий Ницше, вопрошал: «Нельзя ли перевернуть все ценности? И, может быть, добро есть зло? А Бог – выдумка и ухищрение дьявола? И может быть, в последней своей основе все ложно? И если мы обмануты, то не мы ли, в силу того же самого, и обманщики? И не должны ли мы быть обманщиками?»

Глупости все это… Несусветные бредни. В самом корне нашей природы лежит нечто замечательное – желание творить добро без всякого умысла, как растения обогащают воздух кислородом, просто в результате собственной озабоченности погло-щением солнечных лучей. Помните, в четвертом классе мы проходили фотосинтез? Так это я о нем, родимом…

Нас начисто лишили этого исконно человеческого атрибута – счастья дарения и добра. Если сотню раз повторить, что человек негодяй, невольно начинаешь думать: а может, и правда? Так и с нами вышло: клеймом впечатывали в нас низменные побуждения да звериные инстинкты. Вот мы и принизились и озверинились.

По теории рационалистов и Бог – рационалист. И Он создал мир с корыстным умыслом, не иначе. Они мелочно дерутся кулачками по поводу того, с каким именно таким умыслом, но сходятся в одном, что есть у Всевышнего план извлечь из нас какую-нибудь пользу.

А Бог по определению Даритель. Он дарит жизнь, Он дарит душу, Он охраняет нас от серной удушливости небытия, пока мы сами еще способны творить нечто, что может быть прекрасным и немым, случайным и временным, но все же неизбежно и восхитительно прекрасным, как всякий акт творения, как всякий акт дарения, как всякий всхлип души…

Докопаться до этой нашей правильной исконной дарительной сути вовсе не трудно. Она у нас буквально на поверхности, лишь слегка прикрытая угрюмым плащом накинутого нам на плечи рационализма, плащом, который так легко стряхнуть.

Суетные дрязги губят вечерний свет в окошках наших судеб, а радость тайного дарения, просто так, нечаянного действия, из-за которого кому-то станет тепло и благостно, считается философией на уровне чебурашки и кота Леопольда, а ведь именно в ней и заключается смысл Вселенной! Ведь в мироздании все дается просто так. И звезды светят, не требуя за это оплаты, и солнце дарит свои неисчерпаемые лучи, не ожидая возврата по счетам. Спасибо! Да и сможем ли мы расплатиться с нашим медленно сгорающим для нас солнышком?

Галактики вращаются, не выставляя нам за это сметы. Вы скажете, они необъятно огромные, а мы ничтожные песчинки?.. Хорошо! Море ласкает наши пятки бесплатно, а песчинки бескорыстно холодят или греют наши ступни… Вы скажете, они неодушевленные, им не в напряг? С этим трудно не согласиться… Значит, все дело в жизни? Значит, только с ней, суетной и взаимопожирающей, на свет появилась корысть?.. И цветы прекрасны только затем, чтобы способствовать переносу пыльцы, и прячут нектар в своих маленьких кладовых только для того, чтобы привлечь деловитых пчел?..

Нет, и еще раз нет. В природе все замешано на доброте. Это злые и отвратительные мудрецы придумали, что мир жесток, что природа нам никакая не мать, а мачеха, что Бог не отец, а отчим, а мы, люди, не их восторженные дети, а все как один подонки и выродки…

Мы живем в обществе, где доброта наказуема, а жадность, черствость и расчет – вознаграждаемы и восхваляемы на всех перекрестках любого государства. Доброта у нас стала обыкновенным товаром, и его рекламируют и продают так, как если бы это было некое сырье. Африка с голодающими и умирающими является главным поставщиком для этой новомодной торговли…

Благотворительность и доброта превращаются в хобби или даже профессию. Уже выдаются медали «За благотворительность», премии за доброту… А это искажает весь их первоначальный смысл.

Стоит лишь только заглянуть в самого себя, и вы неминуемо отыщите в себе этот вечно неудовлетворенный порыв делать безымянное добро просто так, не ожидая никакого воздаяния. Делать добро и тут же забывать об этом, лишь в душе своей оставляя легкий, едва уловимый след истинного, неземного блаженства, которое недоступно нашему рациональному «я».

 

О ЖИЗНИ СВЯТОЙ

 

В проповеди христианства первична не сама словесная проповедь, блестящие её приёмы и повороты, а жизнь святая проповедника. Ибо ежели проповедник не преуспевает в святости своей жизни, в искренности и полноте своей любви к ближнему, то как бы ни были верны слова проповеди, не окажут они никакого благотворного действия, и даже напротив, будут восприняты с отторжением, непониманием и недоверием.

А если будет проповедник сам жить по евангельским заповедям, то даже и молча, даже едва произнеся полслова, будет проповедовать в полной мере, и проповедь сия будет услышана и принесёт великую пользу.

Вот почему прежде всякой учёности и навыков красноречия следует искать жизни святой и непорочной, насколько того позволяет немощность наша. Глядя на проповедника, слушатель душой своей чувствует, идёт ли проповедь сия от сердца, или же она результат  пустого мудрствования, не подкрепленного стремлением к святости жития.

 

НЕ СТАВЬ СЕБЯ СУДЬЕЙ НАД ЭПОХАМИ И НАРОДАМИ

 

Надобно всячески избегать суждений общих, основанных на истории и философии, ибо такие суждения не могут быть не ложными. Человеческий ум, ослабляемый многими иллюзиями и извращениями, которые охотно поставляет ему история, пускается в пустые мудрствования, и выводы от этих размышлений размывают и расшатывают веру, как всякое ложное и лукавое начало.

Ведь все эти глобальные катастрофы —  Холокост и ГУЛАГ—  распадались на миллионы индивидуальных человеческих судеб, ведомых Божьим провидением. Говорить и мыслить мы можем лишь на личном уровне, ибо и о себе-то нам трудно высказать какую-либо правду. Куда уж там ставить себя судьёй над эпохами и народами?

ПРОДОЛЖЕНИЕ: С ЧЕГО НАЧАТЬ ЦЕРКОВНУЮ ЖИЗНЬ

[1] Таинство Елеосвящения чаще называют Соборованием (поскольку оно обычно совершается несколькими священниками, то есть соборно). В чем же его суть? Во-первых, молитвы этого таинства могут исцелить болящего, если на то будет Божия воля. Во-вторых, что не менее важно, в таинстве Соборования человек получает прощение грехов. Но каких грехов? Не тех, которые необходимо исповедовать в таинстве Покаяния, которые мы сознаём и пытаемся преодолевать. Но у каждого из нас есть множество грехов, которые проходят мимо нашего сознания, в силу нашей духовной расслабленности, грубости чувств. Либо мы, согрешив, тут же забываем это, либо вообще не считаем за грех, не замечаем. Однако неосознанные грехи – это все равно грехи, они отягощают душу, и от них необходимо очиститься – что и происходит в таинстве Елеосвящения.

[2] Илия (Минятий) (1669-1714) — богослов, дипломат, епископ Керники и Калаврита (тогда Османская империя, ныне Греция). Славился своими проповедями, которые читал экспромтом, без предварительной записи, отчего до нашего времени их дошло сравнительно немного. Текст цитируется по книге «Мужество духовное» (М. : Правило веры, 2006 ) .

 

 

[3] «…несть бо человека, иже поживет и не согрешит…» Чинопоследование Пани хиды.

[4] Епитимья (др.-греч. ἐπιτιμία, «наказание») — исполнение исповедовавшимся христианином, по назначению священника, принимавшего таинство покаяния, тех или иных дел благочестия; имеет значение нравственно-исправительной меры.

[5] Св. Ириней Лионский. Против ересей. 2.22.4. Сочинения. Пер. прот. П. Преображенского. СПб. 1900

[6] Толкование на Послание ап. Павла к Римлянам 1.5.9. Цит. по: Афанасьев Н., протопресв. Вступление в Церковь. Париж. 1952. (2-изд. М.: Паломник. Центр по изучению религий. 1993.) С. 102. Подборку цитат Оригена на эту тему см. в: Алмазов А. История чинопоследований крещения и миропомазания (с приложениями). Казань. 1884. С. 581-582

[7] блаж. Феодорит Кирский (Цит. по: Мейендорф И. Протопресв. Византийское богословие… С. 274)

[8] Запретительные молитвы – молитвы некоторых богослужебных чинопоследований, запрещающие диаволу и изгоняющие его. Читать их (т.е. молиться ими), во избежание духовного вреда, разрешается только священникам. Запретительные (заклинательные) молитвы читаются также во время Таинства Крещения.

[9] протоиерей Александр Ильяшенко

[10] ПРОТОИЕРЕЙ АНДРЕЙ ДУДЧЕНКО

[11] Старец Силуан

[12] Свт. Игнатий Брянчанинов.

[13] Блаженный Диадох.

[14] Свт. Игнатий Брянчанинов.

[15] В оригнале (греч.): Πάτερ ἡμῶν ὁ ἐν τοῖς οὐρανοῖς, ἁγιασθήτω τὸ ὄνομά σου· ἐλθέτω ἡ βασιλεία σου· γενηθήτω τὸ θέλημά σου, ὡς ἐν οὐρανῷ καὶ ἐπὶ τῆς γῆς· τὸν ἄρτον ἡμῶν τὸν ἐπιούσιον δὸς ἡμῖν σήμερον· καὶ ἄφες ἡμῖν τὰ ὀφελήματα ἡμῶν, ὡς καὶ ἡμεῖς ἀφίεμεν τοῖς ὀφειλέταις ἡμῶν·καὶ μὴ εἰσενέγκῃς ἡμᾶς εἰς πειρασμόν, ἀλλὰ ῥῦσαι ἡμᾶς ἀπὸ τοῦ πονηροῦ. [Ὅτι σοῦ ἐστιν ἡ βασιλεία καὶ ἡ δύναμις καὶ ἡ δόξα εἰς τοὺς αἰῶνας· ἀμήν.]

FR. BORIS KRIGER, ORTHODOX PRIEST

%d bloggers like this: